Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Улица Октябрьской революции (Коробковская) и прилегающие улицы.
Форум Екатеринбург+Свердловск > Всё о городе. > Ностальгия по Свердловску.
Страницы: 1, 2, 3, 4
ArtOleg
ОСКОЛКИ БЫЛОГО

"Убегаю из дома, тороплюсь, спешу, но обязательно обернусь назад, на родное окно на восьмом этаже блочной многоэтажки: там мама машет вслед: "Все будет хорошо".
Ритуальное "оглянись" передалось от прабабушки как некий семейный знак. С высоты маме хорошо виден мой путь, и со своего поста она уйдет только, когда размеры моей фигурки уменьшатся до движущейся точки, а я, оглянувшись, уже не сумею различить дорогое лицо".
На крылечке старого дома из потемневших бревен светлый силуэт, взмах руки - другая женщина прощается с нами на полотне Олега Колосова, это Галина Александровна, мама художника. Сценка эта из жизни семьи, а дом имеет реальный адрес: Свердловск, ул. Октябрьской революции, № 39. Олег Леонидович родился здесь.


Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Звезды над садом
"Дом, где мне предстояло прожить 35 лет, строил для себя и не достроил некий инженер, - пишет О. Л. Колосов в автобиографии "Осколки былого" (книга готовится к выпуску). - Строил со вкусом: парадный вход с крыльцом и палисадником, с высокой дверью и узким окном над ней... По обе стороны коридора располагались четыре попарно смежные большие и светлые комнаты с высокими "голландскими" печами (одна печь выходила сразу в две смежные комнаты). Топились печи из коридора. Двери, ведущие в комнаты, были высоки, снабжены замками с защелками и латунными ручками, украшены накладной резьбой в стиле "модерн". Красивые были двери. Комнаты высотою три метра с лишним и большими - по три в каждой - окнами были просто превосходны. Комнаты были не оштукатурены - не успел инженер...
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Далее следовали: большая кухня с подпольем и огромной русской печью, ватерклозет, ванная. ( Последние два помещения при отсутствии водопровода, который опять же не успели подвести, были совершенно бессмысленны и подверглись перестройке в жилые помещения, а ватерклозет заменили "удобства во дворе".) А где же инженер? Праздный вопрос - нас "заселили" в 1936-м... В этом доме мои родители надеялись построить наше общее счастье...
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Я этот дом всегда очень любил. Любил весной, когда мы открывали окна и прямо в комнату рвались ветви цветущей сирени, мешая вечером окна закрыть. Любил летом, когда окна были постоянно открыты и заменяли мне дверь. Любил осенью, когда в саду, созданном мамиными руками, созревали чудесные яблоки бессчетного количества сортов, а наша необыкновенная сверхплакучая береза покрывала двор желтыми листьями... Любил даже зимой, когда стены в углах покрывались инеем, на полу намерзал лед, окна "плакали" (воду с помощью марлевых фитилей собирали в бутылки, висевшие на гвоздях по концам подоконника), а изо рта шел пар. Зимой окна были совсем непрозрачными из-за толстого слоя льда, покрытого необыкновенно красивыми таинственными узорами. Если сильно замерзнешь, можно было посидеть перед открытой печной дверцей и посмотреть на огонь...
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Большая семья.

И никогда больше я не видел таких больших и ярких звезд, как те, которые светили над нашим занесенным снегом садом...
Сейчас этого дома уже нет. На его месте красуется огромное стеклянно-металлическое чудище, торгующее иномарками. Я видел его издалека, подходить к нему мне не захотелось".

Страницы истории на страницах журнала
Действительно, на ул. Октябрьской революции на момент подготовки статьи осталось всего 4 здания (на 2008 г. на улице находилось 10 домов в различном состоянии. Прим. Molega), так что одна из первых улиц Екатеринбурга, Коробковская до революции, сформировавшаяся в середине 19 века, может просто исчезнуть с карты города, унеся в Лету страницу истории города. До наших дней сохранился сад Ястребовых, где растет самый старый в Екатеринбурге дуб (ему более 100 лет); и сад Д. И. Казанцева, ставший основой музея плодового садоводства Среднего Урала.
Впрочем, вся улица, по существу, является памятником истории и культуры Екатеринбурга. Издавна Коробковская - Октябрьской революции была известна как улица умельцев-ремесленников и прекрасных садов. С подачи Казанцевых и Ястребовых все соседи увлеклись выращиванием яблонь, вишен, сливы, благо географическое расположение территории создавало естественную защиту от вымораживающих северо-западных ветров. Так что улица Октябрьской революции утопала в зелени, отсутствие благоустройства скрашивалось роскошью цветущих садов.
Проект создания зоны экологии и культуры на улице Октябрьской революции активно обсуждался в Екатеринбурге в середине 1990-х годов и получил поддержку на уровне правительства области, но по сию пору не реализован. Между тем время и люди не щадят заповедный уголок, удивительным образом сохраняющий обаяние даже за строительными заборами.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Поэтому мы решили по мере сил осуществить проект в печатном варианте. Первые публикации (журнал "ДОМ.СОМ", сентябрь, 2007; газета "Уральский садовод", №2,2008) посвящались Д. И. Казанцеву, создавшему знаменитый сад на приусадебном участке дома № 40. Попробуем воссоздать колорит ул. Коробковской - Октябрьской революции.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
А.Ф. Прасолова и А.И.Прасолов, бабушка и дед.

Сегодня мы знакомимся с семьей Колосовых, соседями Казанцевых, проживавших в доме напротив. Олег Леонидович помнит, как мальчишки бегали к Казанцевым за яблоками. И, хотя у селекционера каждый плод был на учете, кое-что перепадало пацанам, у которых сводило желудки от голода, потому что детство их пришлось на военное лихолетье.

"Есть хотелось все время..."
Семейный архив Колосовых в идеальном порядке: история семьи от прадедов в фотографиях и документах. Воспоминания Галины Александровны Колосовой составляют несколько общих тетрадей, заполненных четким почерком копировщицы. Одна из тетрадей повествует о том, как обитатели ул. Октябрьской революции переносили тяготы Великой Отечественной войны.
"22.06.41. Воскресенье. Война! В этот день, кажется, по всей стране была хорошая погода... - пишет Галина Александровна. - Мы всей семьей пошли в сад Дворца пионеров... пили там кефир с булочками. (Почему-то запомнился кефир, хотя тогда он не был дефицитом и продавался везде.) Пришли домой, на стене тарелка репродуктора, из нее - речь Молотова".
"ДОК, где работал Леонид Иванович, получил приказ вместо мебели делать лыжи для армии. У них не получалось, их торопили, таскали в обком. Обещали, если быстро не освоят, "поставить к стенке". Леонид Иванович очень расстраивался и, когда под новый год получил повестку в армию, сказал: "Слава Богу!".
В городе ввели затемнение (не верьте тому, кто говорит, что его не было) и соблюдали его строго. С наступлением осени все крались по улицам в чернильной темноте. Велели рыть щели и наклеивать на стекла полоски бумаги. Щели мы не вырыли - немцы были далеко. Дрова еще были, но нужно было экономить. Обычную печь топить перестали. Сложили плитки. Электричество исчезло. Появились "коптилки" или "мигалки" - маленькие бутылочки с керосином и фитильком из тряпочки, нашему поколению знакомые еще по 1918 году.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Г.А. Колосова и Л.И. Колосов.

Рабочий день был 11 часов. Мой "Транспроект" из управления дороги перевели в ДКЖ им. Андреева. Проектанты сидели в буфете и фойе, а наша группа (чертежники) - в коридорчиках позади лож. Зал и сцена функционировали по прямому назначению. Много было эвакуированных артистов. Пробираясь как-то через зал на другую сторону клуба к проектантам, я нос к носу столкнулась с молодым Райкиным".

Чем прокормиться? - вот главная тема военной тетради.
"Есть хотелось все время, но мы от голода не зверели, не ссорились и не делили хлеб на пайки". Продуктовый запас пополнялся за счет карточек: 2 карточки служащих (по 400 г), 3 карточки иждивенцев (по 200 г), детская и маленького Лешика (домашнее имя Олега - Ред.) (300 г).
"1 января 1942 года уехал в армию Леонид Иванович... Нас, как семью офицера, прикрепили к распределителю для среднего комсостава на ул. Малышева. Отоваривали плохо: на мясной талон для ребенка редко давали яичный порошок, а чаще - сушеные карасики длиной в палец, по 300 г на месяц, плюс по 300 г хлопкового масла и карамели на месяц. Не знаю, за счет чего у Лешика выросли зубы..."
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Оладьи из тертой сырой картошки, изжаренные на хлопковом масле, вызывали тошноту, за что и были прозваны "тошнотиками".
А в следующем году об этих оладушках приходилось лишь мечтать, потому что питались в основном картофельной кожурой, которую давали знакомые (глава семьи служил в НКВД).
"Оказывается, из картофельной кожуры можно приготовить несколько "блюд",- сделала открытие Галина Александровна. - Кожуру я молола на мясорубке, заливала водой, помешивала, отжимала. Из выжимков пекла лепешки, добавив в них овсяные отруби, в основном колючки, которые продавались на рынке стаканами по дорогой цене. Отстоявшуюся после выжимков воду сливала, на дне оставалась гуща темного цвета, содержащая крахмал. Вскипятишь - готов кисель".
За кожурой нужно было ходить по вечерам. Ценный продукт Галина Александровна старалась как можно быстрее доставить домой, пока не отняли лихие люди. Ее не раз останавливали патрули: "Что в сумке у этой стремительной особы?" И какую отчаянную тревогу вызвал один такой досмотр! В тот вечер в придачу к кожуре друзья дали куриную ногу, ее Галина Александровна спрятала на дно сумочки. Если при обыске деликатес обнаружился бы, то пришлось бы объяснять, откуда куриная нога взялась....
Поистине царский подарок сделал брат - несколько килограммов пшена в импровизированном мешочке из рукава рубашки: "Какая это была радость! Сваришь кастрюльку пшенной каши, утром просыпаешься с ощущением счастья.
– Что такое?
– Ах да, целая кастрюлька пшенной каши!
...Летом перешли на лебеду. Сначала съели всю лебеду во дворе. Потом мальчишки ходили за лебедой во двор Тубдиспансера, на ул. Московскую. Двор был огромный, и лебеды хватило до молодой картошки. В эти злосчастные зиму и лето я продала все, вплоть до одеял. Шуба Леонида Ивановича ушла за кусочек мяса с мозговой косточкой для заболевшего корью Лешика". А у самой Галины Александровны признали дистрофию...
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В 1944 году началось победоносное наступление по всему фронту, а весной посадили картошку. "И картошка выросла чудная. Все! Кожуру мы больше не едим!" Тема еды заканчивается оптимистично, жизнь идет своим чередом.
Галина Александровна устроилась работать в библиотеку. Оклад маленький, карточка 400 г, но есть и свои плюсы: короткий рабочий день и возможность брать любые книжки. Заведующая была смелым человеком: задняя комната библиотеки забита запрещенной литературой, которую полагалось уничтожить (а сын заведующей был осужден на 15 лет по 58-й статье за то, что слушал с другом не сданный кем-то приемник). Заведующая давала книги Галине Александровне, та носила их Элиньке.
1945 год. Победа! "Я чувствую себя одиноким без войны", - сказал Черчилль.
Это кощунственное признание так поразило Галину Александровну, что она внесла цитату в свои записи. Жизнь без войны открывала новые перспективы, хотя Леонид Иванович вернулся с фронта тяжелобольным. Его болезнь делала жизнь семьи подчас невыносимой. Для релаксации Галина Александровна решила завести сад. "С горя. Для души, - поясняет она. - Люди с горя пьют, а я, следуя примеру соседей, посадила сад: 8 яблонь, 15 вишен, 2 сливы, малину, смородину, крыжовник, цветы. Воду носили с колонки по 20-30 ведер за вечер.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Некоторые саженцы дали соседи, в том числе Ястребовы - вишни, Казанцевы - сливы. И хотя земля была неплодородная, цветом и структурой напоминала асфальт, волшебные руки Галины Александровны творили чудеса. Через несколько лет сад начал одарять хозяев превосходной вишней, смородиной и крыжовником.
Роскошь природы контрастировала с интерьером дома, напоминавшего, по самокритичному признанию Галины Александровны, "На дне" М. Горького: стены грязноватые, пол облезлый, во всем - вопиющая бедность. "Но бедность была в то время всеобщим состоянием и совершенно не пугала молодежь: к Элиньке и Лешику приходили друзья. Дружелюбие детей смягчало горечь печальных лет".
Дети, активно участвуя в хозяйственных делах, тем не менее, жили в собственном все-таки радостном мире. Этот мир на картинах Олега Колосова, в книге Олега Леонидовича "Осколки былого".
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


ArtOleg
Продолжение.

Змей в поднебесье
"По мощеной полосе улицы в обоих направлениях двигался транспорт. Количество экипажей, запряженных лошадьми, безусловно, превосходило количество автомобилей, многие из которых были газогенераторными. У них справа, за кабиной шофера, от подножки и до крыши торчала круглая чугунная колонка, в которую периодически набрасывались березовые чурки из стоящего в кузове вплотную к кабине ящика. В колонке шла непрерывная сухая перегонка этих чурок, газ использовался двигателем в качестве горючего вместо бензина. Куда шли отходы в виде дегтя и угля, я не знаю, но, судя по кочегарскому виду шоферов, процесс их утилизации был не для чистюль".
Делом чести пацанов было зацепиться 3-4-метровым проволочным крюком к деревянному борту кузова и катиться на коньках вслед за машиной... Если везло, проехав сотню метров, пацан успешно отцеплялся, либо падал из-за врезавшегося в снег конька, либо шофер, внезапно затормозив, выскакивал из кабины, ловил замешкавшегося пацана и ножом срезал коньки. Это была чувствительная потеря - новые коньки, когда еще раздобудешь...
Летом на смену конькам приходили самокаты, собственноручно изготовленные из двух досок, чурбачка, двух или трех шарикоподшипников и десятка гвоздей. Катились они со страшным шумом.
Еще одна забава - запуск бумажного змея, также собственного изготовления. Сложнее всего было раздобыть бумагу, пригодную по своим свойствам для змеестроения, и суровые нитки. Дранки и мочало для хвоста проблемы не составляли.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Склеивание змея, регулирование "путанки" из ниток, чтобы змей не кувыркался, уравновешивание хвоста дополнительным грузилом - это целая наука. Начинали с небольших змеев, поднимаемых "с хода" - бегом вдоль улицы. Набравшись опыта, забирались на крыши и пускали змеев "с места по ветру". Это совсем несложно: нужно "поискать ветер", потихоньку поднять змея, не дать ему кувыркнуться или порвать нитку, держать его в высоте, потихоньку травя нитку, улавливая порывы. Чем дольше продержишь змея, чем дальше его отпустишь, чем длиннее будет нитка - тем выше твое мастерство. Змей оборвется, в конце концов, или ветер ослабнет и змей спикирует, или сильный порыв закрутит змея и перепутает нитки... Тогда мчится целая ватага на поиски, лезут пацаны через заборы, рискуя быть искусанными свирепыми псами или изжаленными крапивой хозяевами этих псов; карабкаются на чужие крыши под вопли всевидящих бабок. На всю жизнь осталось ощущение натянутой трепещущей нити в руке, этот кажущийся крохотным мечущийся из стороны в сторону мой змей в поднебесье. Это был момент подлинного счастья, и, кажется мне, никакими сверхрадиоуправляемыми, но покупными, лишенными рукотворности дорогущими игрушками его не обрести".
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

А еще пацаны с подведенными от голода животами играли с юношеским азартом в прятки, ляпки, "сыщиков-разбойников", футбол, резались в "чику".

На весь квартал,
На пустошь всю,
Один был мячик "кожаный",
Такой казался роскошью,
Как что-то невозможное...
Как мы рубились в "ножички",
И в "чику", и в "пристеночек",
И матюгались мужички,
(Стесняясь, правда, девочек).
И жмых сосали каменный,
Как унимали голод мы,
И на воров "экзамены"
Сдавали, кто нестоек был...

Война кончилась
"Хорошо помню День Победы, - вспоминает Олег Леонидович. - Все как пьяные, и те, кто выпил, и те, у кого маковой росинки во рту не было. Пьяные, опустошенные, измотанные войной, разучившиеся беззаботно радоваться.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Многие плачут. По стране прокатилась волна самоубийств людей, тяжело искалеченных. И на наших улицах в последние годы войны было множество калек, особенно на базарах и в пивнушках. Иногда, подвыпив, они затевали драки.
В ход шли костыли, упавшие не могли подняться, стоял жуткий мат - кошмарное зрелище. А потом калеки стали быстро-быстро куда-то исчезать. Позднее узнали, что инвалидов отправляли с глаз долой на Валаам.
А в День Победы сердечко мое пело от счастья, и казалось, что пройдет немного времени и жизнь станет безоблачной, будет сколько угодно еды, и мне дадут целую сковороду жареного лука и яиц и еще сгущенки с хлебом. Но радость улеглась, а жизнь не стала лучше, и еще долго мы по привычке говорили: "Когда закончится война...".
С того дня прошло шесть десятилетий с гаком. В марте Олегу Леонидовичу Колосову, инженеру, художнику, поэту, исполняется 70 лет. Родом из военного детства, он пронес эти впечатления через жизнь, наполненную самыми разнообразными занятиями, встречами с интересными людьми.
Судьбоносным оказалось соседство с Гарькой (Гарибальди Урвановым), его семья жила в этом же доме. Гарька совершил акт доброй воли, взяв под покровительство отпетого сорванца, приблатненного пацана, известного своими проделками, исключенного из школы. Это занятие уберегло мальчишек от многих бед. Появился новый друг - Юра Эйсмондт. Ребята дополняли друг друга: Юра приобщал Лешу к школьным занятиям, а вот Леша, как предполагала мама, помогал Юре отбиваться в уличных схватках.
Радиолюбительство вскоре распространилось на всю улицу и совершенно изменило Олега. Это увлечение обеспечило пятерку по физике, пригодилось будущему бортрадисту и косвенным образом способствовало поступлению в УПИ. А после окончания УПИ Олег Леонидович более 30 лет проработал инженером-конструктором на закрытом оборонном предприятии, ныне известном как АООТ НПП "Старт". От тех времен осталась пачка свидетельств о рацизобретениях и медаль "За трудовое отличие".
Нажмите для просмотра прикрепленного файла Нажмите для просмотра прикрепленного файла

А потом Олег Леонидович резко изменил свою жизнь и стал преподавать в детской художественной школе, активно занялся живописью. Так проявилось еще одно детское увлечение: в "художку" озорник Олежка ходил с удовольствием и впоследствии не расставался с карандашом и кистью. Родная улица Октябрьской революции по сей день остается лейтмотивом его живописи как осколки прошлого.

Светлана Серова
Фото Ирины Андреевой
Иллюстрации Олега Колосова
Использованы семейные
архивы О. Л. Колосова

-------------------------
Статья опубликована в журнале СК «Стройкопмлекс плюс» №1-2 2008 (45)
fort
Я уже писал ,что у меня есть знакомая женщина,бабушка которой до революции служила у купца по Октябрьской 25.Потом она жила в этом доме.Надо будет распечатать и показать ей эту статью.Может она тоже что -ни будь вспомнит из рассказов бабушки и своей молодости.
fort
Цитата
Появился новый друг - Юра Эйсмондт
Случайно не профессор из УПИ ,с металллургического факультета?Когдато сдавал ему курсовые.
ArtOleg
Пусть цветет сад Казанцева!

В центре Екатеринбурга есть зеленый уголок, настоящее рукотворное чудо природы - фруктовый плодоносящий сад. Он был заложен в 1913 году замечательным самородком, которыми во все времена богата Российская земля, Дмитрием Ивановичем Казанцевым.
Выдающийся садовод родился в 1875 году в селе Северо-Коневское Невьянского района. Первенец огромной крестьянской семьи, он в детстве не получил систематического образования - с малых лет пришлось самому зарабатывать на жизнь. Всему, чего достиг, обязан собственной воле и таланту.
В 1898 году в селе Краснополье Дмитрий Иванович наблюдал одну из первых на Урале попыток учителя Зимина привить благородный сорт яблони к дикому подвою. Опыт закончился неудачей в студеную зиму дерево замерзло. В 1904 году судьба свела Дмитрия Ивановича с другим пионером уральского садоводства - Кузьмой Осиповичем Рудым, земским учителем из Нижнего Тагила.
Четырнадцать лет Дмитрий Иванович упорно шел к намеченной цели. Отказывая себе во многом, он накапливал знания, откладывал деньги и в 1912 году купил участок земли в Екатеринбурге. Через год появились первые посадки.
Дмитрий Иванович начал с сортоиспытаний, вел долгий кропотливый отбор исходного материала и в 1927 году первым на Урале применил перекрестное опыление для получения новых сортов, способных вынести наш суровый климат. Это колоссальный труд, на который, порой, не хватает жизни.
Казанцев создал первый в наших краях центр селекции. Вместе с дочерью Галиной Дмитриевной он вывел сорта яблонь “сахарная”, “анюта”, “дина”. Сорт “пурпурное” известный селекционер П.А.Дибров назвал королевским за изысканный вкус и редкую красоту. “Пурпурное” был размножен в Ирбитском плодопитомнике.
Итогом большой селекционной работы Дмитрия Ивановича явилась замечательная книга " Плодовый сад". Она была издана в 1933 году, но не утратила актуальности и сегодня. Работа эта содержат материал, достаточный для кандидатской диссертации.
Талантливый садовод был одним из инициаторов создания в 1935 году Свердловской селекционной станции. Он передал ей 7 лучших выведенных им сортов яблонь. Их потомки зеленеют ныне в бесчисленных любительских садах.
Дмитрий Иванович был членом УОЛЕ, где организовал секцию мичуринцев, вел переписку с Мичуриным. Слово "мичуринец" с некоторых пор стало почти ругательным, а между тем, скромный энтузиаст северного садоводства Иван Мичурин не имел никакого отношения к тенденциозным лозунгам нечистоплотных интриганов от науки, прикрывшихся его именем.
Вторую свою книгу, "Яблочный пир", наш земляк посвятил детям. Он полагал, что общение с землей надо начинать с детства. Не только ради приобретения трудовых навыков - земля облагораживает душу, садоводство развивает творческое начало.
Известный уральский писатель Борис Рябинин посвятил Казанцеву очерки “Яблочный следопыт”, “Мичуринские ветви” и “Город должен”. Плодотворное сотрудничество связывали Дмитрия Ивановича с незаслуженно забытым талантливым садоводом Кузьмой Осиповичем Рудым.
Результатом их совместного поиска явился сорт яблони, названный по их инициалам "кордик". Эта та самая знаменитая чудо-яблоня, которая вопреки всем научным аксиомам плодоносит в саду Казанцева вот уже 62 года. Кузьма Рудый погиб в застенках НКВД. На месте его уникального сада сиротливо качаются на ветру несколько одичавших деревьев, заросших бурьяном.
К счастью чаша сия миновала как будто сад Казанцева. Дмитрия Ивановича уже более 50 лет нет с нами, но его детище все эти годы радовало глаз. В том немалая заслуга Галины Дмитриевны, дочери и самоотверженной продолжательницы дела отца. За садом много лет помогали ухаживать учащиеся соседней школы.
Ныне Галина Дмитриевна в преклонных летах. Уникальный уголок несколько раз передавался из рук в руки. Каждый арендатор считал своим долгом внести посильную лепту в тихое разграбление ценных посадок. В 1990 году Галина Дмитриевна буквально легла под гусеницы бульдозера, спасая усадьбу.
После долгих мытарств и хождений по кабинетам власть предержащих, весной 1994 года вопрос решился вроде бы наилучшим образом – усадьба вошла в состав Свердловского объединенного историко-краеведческого музея. Но уже в июне группа энергичных функционеров явилась с документами на снос дома. В арендно-охраном договоре между музеем и центром охраны памятников уникальный сад назван огородом, а в документах БТИ и вовсе несообразно - грунтом. Охранного договора на дом якобы вообще не существовало.
В один далеко не прекрасный день дом Казанцевых таинственным образом исчез вместе с фундаментом из бутового камня и вековыми лиственницами сруба, которым сносу нет. В охранной зоне разоренной усадьбы выросли необозримые горы несанкционированной свалки. Прелестная некогда тихая зеленая улица Октябрьской Революции, бывшая Коробковская, погрязла в мерзости запустения.
Осенью 1994 года в саду провели вырубки, погубившие уникальные экземпляры растений. Причина благовидна - сад зарос и нуждается в обновлении. Давно известно куда порой приводят самые благие намерения. Школьников изгнали. За садом призвали присматривать светил уральской бионауки. Но как обычно бывает, "у семи нянек дитя без глазу". Сад Казанцева, простоявший более 80 лет, чудом переживший войны, революции и перестройки, едва не погиб при нашем триумфальном входе в рынок.

Прошло пять лет. Недавно я вновь прошла по тенистой Коробковской улице: тихий центр, причудливое сочетание царства ”новых русских” и уральской старины. Постепенно исчезают следы запустения. На месте разоренного дома высится прихотливой формы новая постройка, напоминающая старую усадьбу. В саду окопаны деревья, легендарной яблоне “кордик” сделана омолаживающая обрезка.
Студенты архитектурной академии разработали план восстановления уникального уголка. Составлен список самых ценных исторических деревьев. Не без участия неутомимой Галины Дмитриевны создан маленький питомник для восстанавления ценных сортов.
Все как будто бы благостно. Но в азарте реорганизаций навсегда погубили несколько бесценных деревьев, в том числе сливу “абрикос”, выведенную детьми, выпилили боярышник, сожгли жимолость. Исчезли облепиха, крыжовник, земляника… С огромной, выше забора, соседней свалки в сад постоянно стекает грязь. Разрушена ветрозащитная полоса… Проблемам несть числа.
И все же хочется верить в здравый смысл и добрую волю людей, в долгую и счастливую жизнь уникального творения нашего замечательного земляка Дмитрия Ивановича Казанцева.


Екатеринбург, 1994 -1999 г.

------------------------
http://poznatali.narod.ru/KAZANH.HTM
fort
Спасибо за статью! Воистину наши уральские предки были достойныи людьми!!!

Сейчас трудно представить обычный уральский сад без яблок.А ведь были когдато времена ,когда яблоки на Урале не выращивали.Знаю людей в уральских деревнях,родившихся в 1939 году и впервые попробоваших яблоко в 1952 году !

И финны приезжают к нам за саженцами уральских яблонь.У них в принципе и в магазинах все есть,но вот захотелось людям и свои яблоки в садах выращивать,а у них нет таких сортов.Пришлось финнам ехать к нам на Урал за яблоками.

PS.Наверно после смерти Чернецкий и Россель в гробу будут часто переворачиваться:"Снесено во времена Чернецкого","Разрушено во времена Росселля" - именно так о них будут вспоминать наши потомки.Поэтому прошу всех - чаще фотграфируйте нашу старину.Если у нас нет сил сохранить нашу историю,то давайте хотя бы ее сфотографируем для потомков.Чтобы потом они смотрели на эти фотки и знали что было разрушено во времена Росселя-Чернецкого.

Я вчера зафотографировал старинные полуразрушенные дома 19 века.
ArtOleg
Сильна семья традицией

03.12.2008

В нынешний год, объявленный в нашей стране Годом семьи, невольно задумываешься, откуда пошел твой род, как создавались семьи в предыдущих поколениях.

…Мне повезло родиться в сороковые годы прошлого века, а потому знать людей практиче­ски из трех веков, начиная от моей бабушки Елены Арсентьевны, родившейся в семидесятые годы XIX века, до моего младшего внука Владислава, появившегося на свет в начале века XXI. Родились, росли и воспитывались они в различных семьях — от многодетных в дореволюционные времена (у родителей моего отца было семеро детей, а у родителей мамы — пятеро) до таких, как у моих дочери и сына, где только по одному ребенку. Таковы, к сожалению, реалии сегодняшнего времени, но главное, чтобы не была утеряна преемственность поколений и передавалось то лучшее, доброе, вечное, чем обладали отцы и деды.

В этом отношении примером для меня были не только родители, но и известные мне с детства люди, жившие на нашей улице Октябрьской революции и поблизости, на соседних Антона Валека, Февральской революции, 9 Января. Все это старейшие улицы, расположенные в самом центре Екатеринбурга. Появились они, конечно, под другими именами, еще в первой половине XVIII века, когда шло становление города, и назывались соответственно: Коробковская, Большая съезжая, Ломаевская, Фетисовская…

На нашей бывшей Коробков­ской проживал в свое время знаменитый уральский горщик, крупнейший знаток самоцветных камней Данила Кондратьевич Зверев (его имя носит теперь одна из улиц в Кировском районе).

По воспоминаниям хорошо знавших Зверева людей, жил «мурзинский профессор» очень скромно, в полуподвальном помещении. В квартирке из двух комнат, которую он занимал, часто ночевали заезжие горщики из окрестных деревень. На дворе перед окнами находилась «кладовуха», заваленная камнями, привезенными хозяином из экспедиций. Настоящим своим домом горщик Зверев называл Урал, который знал не хуже собственной «кладовухи» и находил в горных его погребах — «занорышах» — изумруды, рубины, аметисты, алмазы…

Знакомством и дружбой с Данилой Зверевым гордились такие известные знатоки недр, как академики А. Ферсман, А. Карпин­ский, В. Вернадский. После смерти отца в 1938 году продолжили «каменное дело» его сыновья Дмитрий, Григорий, Алексей Зверевы, известные уральские мастера огранки камня.

Большой достопримечательностью нашей улицы Октябрьской революции являлся яблоневый сад в усадьбе дома № 40 знаменитого уральского селекционера прошлого века Дмитрия Ивановича Казанцева, заложенный еще в 1913 году. Своими трудами по селекции новых сортов яблок, способных в суровых условиях уральского климата не просто плодоносить, но и давать крупные, вкусные и красивые плоды, Дмитрий Иванович заложил основу развития садоводства на Среднем Урале. Его работами живо интересовался Иван Владимирович Мичурин. Доводилось и мне с уличными друзьями отведать плодов из знаменитого яблоневого сада. Не подумайте, что нелегально — угощали сами хозяева.

После того, как в 1942 году Дмитрий Иванович умер, его дело продолжила дочь Галина Дмитриевна. В тяжелые военные и первые послевоенные годы она приложила много труда, чтобы сад продолжал плодоносить, чтобы он служил базой и школой для садоводов-селекционеров следующих поколений.

Вспоминается и двухэтажный деревянный особняк на улице Антона Валека, 26, принадлежавший до революции купцу Атаманову. Из окон примыкавшего к нему нашего старого дома хорошо было видно вычурно оформленное резьбой по дереву парад­ное крыльцо. Примечателен же особняк был и тем, что в конце 1890-х — начале 1900-х годов здесь снимал квартиру педагог О. Е. Клер, известный как основатель Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ). Работе в УОЛЕ Онисим Егорович отдал около полувека — с 1870 года и вплоть до своей кончины в 1920 году. Активно участвовали в деятельности общества выдающийся уральский писатель Д. Мамин-Сибиряк. Почетными членами УОЛЕ были Д. Менделеев, П. Семенов-Тяньшанский, Н. Пржевальский и многие другие.

Главнейшая заслуга общества — создание музея краеведения и научной библиотеки, фонды которой к 1916 году насчитывали более 50 тысяч томов. В 1925 году музей УОЛЕ преобразован в Свердловский областной историко-краеведческий музей. Активно занималось общество и издательской деятельностью, а публикуемые им работы имели высокий научный уровень, что содействовало широкой его популяризации как в нашей стране, так и за рубежом.

После смерти отца продолжателем его дела в качестве президента УОЛЕ стал сын — Модест Онисимович Клер, профессор Свердловского горного института.

В 1991 году была учреждена премия О. Е. Клера для награждения за особые заслуги в области музейного дела и краеведения. Она вручается ежегодно 18 мая в Международный день музеев.

Да, продолжателями дела своих выдающихся отцов их сыновья и дочери стали, конечно же, потому, что отцы были для них настоящим примером.

Вадим ПОДОБЕДОВ

-----------------------------------------------------
http://ur-ra.ru/sc/pub_ur.php?pub_select=1656
DoctorADS
Эххх, вырос я на Октябрьской Революции 27.
Съехали оттуда в 1976м.

Напртив Дома Казанцева почти и жили...
fort
Цитата
Модест Онисимович Клер, профессор Свердловского горного института.


Тот самый Клер ,знакомство с которым описывает Алла Белова в своей книге "И снова к подножию шагнуть"
ArtOleg
Фотографии из архива музея плодового садоводства Среднего Урала им.Д.И. Казанцева.
Фото любезно предоставлены директором музея Г.В. Короленко.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фото №2
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

На обороте.
И по винтику, по кирпичику разобрали мы этот завод. О деятельности Музея.
Первой исчезла крыша балкона.
(Снимали много лет жили под обшивкой балкона – внизу).
04.10.1994 г. переснял Ильиных В.М.
Г. Свердловск, Октябрьской революции, 40. Здесь жил и работал Дмитрий Иванович Казанцев. 23.09.1913 – 25.07.1942г.
31.03.1966 г. по договору дарения сад и дом СГПИ.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фото №5.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Вид дома до пожара и реконструкции. На оконных наличниках и карнизе видна красивая домовая резьба, которая во время реконструкции, почему-то не была восстановлена.

На обороте.
Фрагмент дома №40 по ул. Октябрьской революции в г. Свердловске.
Переснял 14.10.1994г. Ильиных Вениамин Михайлович гл. архитектор проектного отдела №6 Уральского промстройниипроекта.
Фото Сергея Васильевича Рианова.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фото №12.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

На обороте.
Кордик.
19.04.1975г.
Теплый туалет (справа)
Навес, холодные сени и кладовка снесены СГПИ и выход из дома – дворовое крыльцо на север к метеоплощадке, а не на восток к надворным строениям.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фото№17.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

На обороте.
21.04.1975г.
2х-этажный кирпичный дом, возведенный студентами строительного института (на 8 марта), в 1989 снесли, в 1990 г. в июне 4го… (не разборчиво) бульдозер эхо?… к нам…
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
«Вспоминая малую родину»

Из воспоминаний Надежды Павловны Нестеровой-Анфиногеновой


Текст взят из литературно-краеведческого сборника "Уральская старина", выпуск 4. Екатеринбург, Академкнига, 2000

Нестерова-Анфиногенова, Н. П. Воспоминания : о жителях улицы Ломаевской (Февральской революции) в [Екатеринбурге] / Надежда Нестерова-Анфиногенова. - С .176-198


О черносотенцах
По Щипановскому переулку (позднее Боевых дружин) между Набережной и Фетисовской (ул. 9 января) посредине квартала стоял небольшой двухэтажный домик, в подвальном этаже которого помещалась лавка с бакалейными товарами, керосином и спичками. Фамилия хозяина лавки Кокоровцев. Мать его жены пекла замечательно вкусный ржаной хлеб и варила говяжью печенку, которую разбирали на завтрак вместе с хлебом извозчики. У них напротив лавки была «биржа», т.е стоянка.
Кокоровцев был довольно известным в то время «черносотенцем» и мне даже довелось увидеть небольшое шествие черносотенцев. Шли они по Фетисовской улице часов в 11 – 12 дня в один из дней, когда отмечалось рождение военного парада, которые всегда проходили в «царские» дни на Кафедральной площади.
Одеты «черносотенцы» были в черные поддевки с нашитыми на грудь белыми полосками, шаровары и сапоги. Их было человек 40 и 50. Шли без шапок. Впереди шел Кокоровцев. Он нес большой стяг с нарисованным портретом царя. Рядом его товарищ нес стяг поменьше, на котором было изображено что-то вроде иконы. Все идущие пели гимн «Боже, царя храни!» Пели крайне нестройно.

Дружба, проверенная годами
Первый раз я увидела Павла Петровича Бажова в январе 1924 года, когда мой муж, Андрей Андреевич Анфиногенов повез меня знакомиться со всей семьей Бажовых…
У нас в гостях они бывали только зимой, причем в сильные морозы – Павел Петрович говорил, что в такую погоду людей обязательно застанешь дома, а он и Валентина Александровна морозов не боятся. Приходил в большом полушубке черного цвета, в больших валенках, огромных варежках и обязательно с толстой сучковатой палкой, которой он стучал в угол, где мы живем. Валентина Александровна была одета в небольшой полушубок огромный плед или шаль.
Бажов приходил всегда очень веселым и поздоровавшись, шел к письменному столу Андрея Андреевича, где у них почти всегда разговор шел о любимом ими обоими Урале.

Как выглядел обеспеченный дом. (Расположение комнат и обстановка богатого, так называемого «аристократического дома)
Из большой передней дверь направо или налево) вела в кабинет, а вторая – прямо в зал, и из зала – в гостиную и коридор, который обычно доходил до кухни. Из гостиной – дверь в будуар (если таковой имелся) или в столовую. В коридоре рядом с кабинетом была спальня, дальше – комната для старшей дочери, еще дальше – для старших мальчиков и, наконец, комнаты для маленьких детей, бонны, гувернантки и няни.
Печи в парадных комнатах и в столовой часто были покрыты изразцовыми плитками, а иногда украшались полочкой и большим зеркалом.
Для передней подбирались светлые, чаще всего – светло-серые, светло-песочные обои. Здесь кроме вешалки и обычно двух стульев стоял небольшой круглый стол и висело или стояло внушительных размеров зеркало. Освещалось оно двумя бра. У некоторых в передней ставилось чучело волка или медведя.
В кабинете предпочитались обои темно-коричневые, зеленые и часто снизу, метра на полтора, они подбирались темнее, а выше – светлее. В кабинете, недалеко от двери, стоял письменный стол, за ним, у самой стены – кресло для хозяина, а напротив – два кресла для посетителей, сбоку – также по одному креслу. Напротив стола, у стены, обычно помещался диван, а вдоль стен – шкафы с книгами. Над диваном висели большие картины серьезного содержания или крупные портреты.
Зал – белый или кремовый иногда с серебристым или золотистым легким рисунком. На потолке в очень богатых домах было нарисовано небо, облака, амуры, но чаще всего потолок украшался лепкой вдоль стен и там, где висели люстры... У внутренней стены зала стоял рояль, вдоль стен – 12 или большие венских стульев, два трюмо, два или четыре ломберных столика, на которых стояли подсвечники и красивые пепельницы.
Гостиная почему-то всегда была оклеена обоями темных тонов – бордо, коричневыми, зелеными, синими. Освещались нарядной высокой лампой, стоящей на столе и несколькими бра. Пол в гостиной покрывался одним очень большим ковром. В угол или посредине, ставился круглый стол, покрытый нарядной плюшевой скатертью в тон мягкой мебели. Диван стоял позади стола, ближе к стене, два мягких кресла – ближе к дивану, а дальше окружая стол – мягкие стулья без подлокотников. На столе кроме лампы лежал альбом с фотографиями, нарядная фарфоровая или металлическая тарелка и изящная пепельница. На стенах – картины небольшого размера, портреты в красивых деревянных резных или плюшевых рамках, портреты обычно уже ушедших из жизни людей – бабушек и дедушек. Иногда на стенах в большой гостиной висели так называемые мак-картовские букеты – плоские, из засушенных листьев, цветов, плодов и колосьев экзотических растений. Эти букеты выписывались из Берлина магазином фирмы «Мюр и Мерилиз».
Будуар был очень маленький. Оклеивался светло-зелеными, бледно-розовыми обоями и освещался нарядным фонарем из фарфора или стекла. Пол покрывался мягким пушистым ковром, в уголке стояла одна кровать, завешанная пышной плюшевой или бархатной занавеской с оборками и бахромой цветом в тон обоев и подхваченная в красивые складки шелковым толстым шнуром, здесь же предполагался круглый или продолговатый столик, покрытый плюшевой или шелковой нарядной скатертью и два маленьких мягких кресла. На столе - красивая небольшая лампа, а у окна – небольшой столик для рукоделья. Иногда на этом столике помещалась жардиньерка с живыми, цветущими растениями. На стенах – небольшие картинки в нарядных рамках и фарфоровые медальоны с нарисованными или выпуклыми изображениями.
Столовая – светло-желтая, чаще – светло-песочная. Большая висячая круглая лампа с белым абажуром спускалась к середине обеденного стола, на стенах – два бра. Вдоль комнаты стоял длинный обеденный стол, покрытый белой или цветной скатертью. Если была белая скатерть, то посередине стола во всю длину лежала нарядная вышитая дорожка и маленькие салфеточки. Вдоль стен стояли венские стулья и иногда два столика, типа ломберных, на которых располагались невысокие вазы или лоточки с цветами из материи. На задней поперечной стене прикреплялась длинная и довольно широкая полка, на которой стояли русские жбаны, деревянные расписные солонки и другие предметы столовых принадлежностей, если можно так выразиться.
В спальне и детской белые обои освещались фонарем зеленого цвета или лампой с зеленым абажуром. Обычно в спальне помещались две кровати, а иногда, особенно в купеческих домах, стояла одна огромная кровать, двуспальная, туалетный столик, мраморный умывальник, комод для белья, гардероб и два-три стула.
Когда старшей дочери исполнялось 17 лет, ей обычно выделялась маленькая комната, оклеенная бледно-розовыми и бледно-голубыми обоями, в зависимости от того, брюнеткой или блондинкой была эта девушка. Стояла кровать, покрытая белым покрывалом, на подушке – нарядная накидка. Недалеко от кровати – маленький туалетный столик, покрытый прозрачной белой материей на фоне розовой и голубой подкладки. Эта же материя, но уже без подкладки свешивалась по обеим сторонам столика, прикреплена к особому крючку на стене выше столика сантиметров на 70.
На середине столика стояло зеркало, большей частью трельяж, два нарядных флакончика для духов, пудреница и несколько красивых фарфоровых безделушек. Гардероб – небольшой, иногда маленький письменный столик, несколько стульев. Освещалась комната розовым или голубым фонарем.
Комната для старших мальчиков оклеивалась белыми обоями, освещалась настольными лампами с зеленым абажуром. Кровати покрывались серыми или песочными одеялами. Посредине комнаты стоял большой квадратный стол, у стены – гардероб, стулья обычно стояли у стола. На стенах – большая географическая карта, таблица умножения и таблица слов с буквой «ять». В большинстве случаев в комнате находили место книжный шкаф и классная доска.
В детской комнатке стояли кровати, накрытые белым покрывалом, маленькие продолговатые столики, маленькие стульчики, невысокий гардероб и шкаф для игрушек, небольшие, но более высокие стол и стол и стул для бонны или няни.
Зал, гостиная и часто столовая были, обычно расположены со стороны улицы, а спальни и детские комнаты – со стороны двора или сада.
-------------
(Писала Вера Павловна, но труд этот коллективный, ее и Надежды Павловны).
ArtOleg
Люди камня

(из книги: Шакинко И.М., Семенов В.Б. Завод «Русские самоцветы». -Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1976. С. 151-154)

Славен Урал не только своими каменными кладовыми, но и талантливыми мастерами, теми людьми, что, очарованные камнем раскрыли его красоту другим…Всякий раз, когда фабрика оставалась без сырья или возникала надобность в каком-нибудь уникальном камне, на помощь приходили знатоки уральских самоцветных кладовых – Данила Кондратьевич Зверев и Григорий Георгиевич Китаев.
Семидесятилетний Данила Кондратьевич Зверев был назначен трестом «Русские самоцветы» экспертом по оценке драгоценных камней, в частности экспортных партий изумруда. В тридцатые годы этот знаменитый уральский горщик стал мировой знаменитостью. Он – постоянный участник симпозиумов, конференций, заседаний Академии наук СССР. Столичная профессура обращалась к нему как к арбитру в свои минералогических спорах. Президент Академии наук СССР А.П.Карпинский в знак особого уважения и дружбы подарил ему свою любимую трость из красного дерева с богатым резным набалдашником. Узы дружбы связывали Зверева с Ферсманом, Кржыжановским…
«Жил «мурзинский профессор», – вспоминает близко знавший его А.Китаев, – скромно: в полуподвальном помещении на Коробковской улице. Одна комната в квартире была проходной, в ней обычно ночевали заезжие горщики из деревень, товарищи по охоте за камнем. Во второй – чувствовался некий комфорт: на полу разостланы половики, у одной из стен березовый диван с двумя креслами по бокам. На другой – старинные, из бисера картины. В этой комнате принимали гостей и угощали их чаем»1.
На дворе перед окнами находилась «кладовуха», заваленная камнями. Настоящим же своим домом Зверев называл Урал. Он и знал его не хуже собственной «кладовухи», находя в его погребах – «занорышах», рассыпанных от Денежкина Камня до Миасса и от Соликамска до Надеждинска, изумруды, рубины, аметисты… Находил он и алмазы за околицей своей деревни Колташи.
«Нет такого камня, чтоб не было его на Урале, – почти суеверно говорил Зверев. – А если чего нет, значит не дорылись еще…Надо только «слово знать», иначе клад не обойти»2.
…Горщик…это слово уральское…Издавна им обозначали человека, ищущего камни – «охотника» за камнями…
…Говорят, он и денег-то не умел считать. До сих пор в Колташах рассказывают о чудаке Даниле, что поехал когда-то в Екатеринбург заказ сдавать, а вернулся с двумя подводами пряников для всей деревни…
Хранил лишь в тайне десяток месторождений как единственное богатство, что хотел передать перед смертью сыновьям. Но вскоре сам признал, что никто из его сыновей в завещании не нуждается. Одного революция сделала инженером. Другие стали гранильщиками-стахановцами. И никто из них не склонен менять свои профессии на изменчивое счастье горщика.
-------------

1
Уральский следопыт. 1972. № 11. С. 58-60.
2 Попов В. Самоцветы Урала. Свердловск, 1937. С. 109-110.
ArtOleg
Старый сад Казанцева в Екатеринбурге
Из исторической записки Е.И.Девиков, В.В.Девикова


Кустари и ремесленники Коробковской улицы предлагали заказчикам и клиентам 22 вида различных услуг. На небольшой этой улице шесть заведений предоставляли услуги по строительству и ремонту зданий (два плотничьих, три кровельных и один печной мастер), десять заведений предлагали одежду и обувь, восемь мастерских производили художественные изделия (три ювелирных. Три камнерезно-гранильных, мебельная и живописная мастерские). В двух точках на Коробковской улице предлагались любителям спиртные напитки (дома № 23 и 34).
На всей же изученной территории от Тимофеевской набережной до ул.Коробковской в конце Х1Х столетия, или век назад, находилось 226 обывательских дворов, а функционировало 127 промысловых заведений, или 56,2 %. Эти цифры поулочно:

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Приведенная таблица составлена на основании материалов «сборника историко-статистических и справочных сведений по городу с адресным указателем и с присоединением некоторых сведений по Екатеринбургскому уезду» - издание екатеринбургского городского головы И.И.Симанова, 1889 г.
На этой сравнительно небольшой территории обслуживали горожан 15 лавочек с разной съестной и бытовой мелочью, 13 гранильно-камнерезных мастерских, 11 швейных, столько же сапожно-башмачных, 8 столярно-мебельных, 6 ювелирных, полдюжины модных дамских мастерских и магазинов, 5 слесарных, 4 кровельных, 3 переплетных, немало и других – экипажные, свечные, пимокатные, кошмоделательные, скорняжные, шляпные, кондитерские, позолотные и живописные мастерские. Работал здесь на дому резчик печатей, часовщик, маляр, бондарь, печник и стекольщик. До пятидесяти самых разных услуг предлагали кустари и ремесленники заодно с торговцами горожанам на этом небольшом пятачке екатеринбургской земли. Семь точек на этом участке торговали спиртными напитками. Пять из них находились на Фетисовской (трактир, портерная, две пивных и ренсковый погребок) и две точки на Коробковской улице (о них сказано выше). Если взглянуть на данный факт с учетом насыщенности территории микрорайона довольно большим числом промысловых кустарно-ремесленных заведений, то расклад питейных не выглядит подавляющим, хотя локально, например, в Фетисовской улице он равнялся 14,7 %, а в Коробковской улице – 5,4 % от всех имевшихся заведений.
Следует обратить внимание на то, что уже в те же годы там, на углу Фетисовской и Большой съезжей улиц при усадьбе торгового дома братьев Степановых (Фетисовская, 1 а позднее улица. Девятого января (Ельцина), 1) существовал сад. На это указывала городской голова И.И.Симанов на стр. 249 своего справочника «Город Екатеринбург» /1889/: «Фетисовская, 1(6-8 Степанова братья, Торговый дом – полукаменный двухэтажный дом, флигель, службы, баня и сад (разрядка моя – Авт. ист. записки). В то же время еще единственный сад на обозначенной нами территории, а справочник создавался в 1888 году, то есть за четверть века до приобретения земельного участка Д.И.Казанцева в противоположном конце данного микрорайона.
Казанцев обоснованно назван первым садоводом потому, что впервые в истории Урала проделал нелегкий путь от безвестного возделывателя земли до признанного наукой профессионального плодовода-гибридизатора, к голосу которого прислушивались виднейшие селекционеры страны.
Подтверждение этому находим, изучив документы его архива, его многочисленные научные труды, опубликованные в специальных журналах и других изданиях по садоводству, прочитав обе книги его, приравниваемые специалистами к научным монографиям, и просто – пройдя от вехи к вехе по жизни свердловского садовода. Рамки исторической записки не позволяют широко рассмотреть биографию Д.И.Казанцева. Поэтому приведем лишь перечень наиболее, на наш взгляд, значительных моментов из его жизни и из истории его сада.
1913 год. Покупка одноэтажного деревянного с мезонином дома № 40 по ул. Коробковской. Дом принадлежал рязанской крестьянке Акулине Артемьевне Сидоровой, занимавшейся в Екатеринбурге мелочной торговлей из домовой лавки, арендуемой ею неподалеку – по Фетисовской 32/6. При доме был еще флигель, и были службы – все деревянные. В этом же году посажены первые плодовые деревья – яблони, а по совету отца – Ивана Казанцева – посажены несколько корней вишни.
1918 год. Осенью Казанцев получил два первых яблока с деревьев собственного сада. Это была Грушовка Московская.
1919 год. Созрели два первых яблока сорта Титовка и 20 яблок Грушовки Московской. Это событие следует рассматривать как этап в развитии Екатеринбургского плодоводства.
1921 год. Казанцев впервые в своем саду перевел яблоню Титовку на собственные корни. Эта операция требует от садовода трех лет работы. Она увенчалась успехом. В том же году Казанцев высадил четыре укоренившихся ветви этого сорта на постоянные места в саду, и они успешно перезимовали. Это рассматривается специалистами как еще один этап в развитии местного садоводства.
1922 год. Казанцев побывал в саду селекционера-любителя Перевощикова в деревне Кизерь Кировской области, обменялся с ним посадочным материалом, получил почтовые адреса с именами новых для него растениеводов-гибридизаторов.
1924 год. Произвел посев семян крупноплодных сортов яблок, выведенных им в собственном фруктовом саду.
1925 год. С этого времени сад Казанцева вступил в пору активного плодоношения. Этот факт подтвердил в свое время и профессор Вигоров, писавший о саде Казанцева: «Первое плодоношение яблонь было в 1918 году, обильное плодоношение сада началось с 1925 года» (Л.И.Вигоров, рукопись 1974 г).
1926 год. Казанцев приступил к испытаниям в условиях Урала сортов, выведенных И.В.Мичуриным.
1927 год. Впервые цвела корнесобственная Титовка – та, что переведена была на собственные корни. В этом году Казанцев создал свой первый селекционный фонд. Это давало возможность на равных начать сотрудничество с научно-исследовательскими государственными учреждениями, проводившими экспериментальные работы в плодоводстве. Дом Казанцева, по мнению его ученых коллег, с этого года стал, образно выражаясь, «штабом по выведению зимостойких плодовых культур Урала». Хозяин дома подвел теоретический итог пятнадцатилетнему опыту плодово-ягодного садоводства в условиях Свердловска: написал и опубликовал статью «Плодовый сад в Свердловске» (Сибирское плодоводство и огородничество, 1927, № 2, с.6). Это первое выступление Казанцева в печати по вопросам практического садоводства. В статье сформулированы рекомендации по выращиванию местного сортимента яблонь «Кизерская красавица» и «Любимец».
1928 год. Публикация статьи «Мичуринские сорта в Свердловске» (Сибирское плодоводство и огородничество, 1928, № 3. с.5). 21 октября почтальон принес на улицу Октябрьской революции, 40 письмо от Ивана Владимировича Мичурина «Садоводам Урала и Сибири». Это письмо признанного преобразователя природы Казанцев передал в редакцию журнала «Сибирское плодоводство и огородничество», где оно и было напечатано в четвертом номере за этот же год. Тем временем сам Казанцев пишет и публикует новую статью «Путь разочарований и достижений» (Уральское огородничество и садоводство», 1929, № 2 с.25 и № 3, с.22).
1929 год. Уральские садоводы единогласно избрали Казанцева в члены ревизионной комиссии секции УОЛЕ по огородничеству и садоводству, организованной еще в 1922 году. Перенесенная в 1925 году злокачественная ангина с каждым годом все больше напоминала о себе: Казанцев постоянно страдал сердечными недомоганиями.
1936 год. Болезнь приобрела кризисное течение. Казанцев вынужден был выйти на пенсию в возрасте 55 лет по инвалидности. Теперь зато он имел больше времени для занятий в саду. За его работой продолжал внимательно наблюдать И.В.Мичурин.
1934 год. «Поступило письмо от И.В.Мичурина. И.В.Мичурин поручил мне сообщать Вам, что он одобряет Вашу работу с получением корнесобственных яблонь и груш. Старайтесь брать яблони и груши из северной части Средне-Волжского края – из Татарии и Чувашии – и переводите их на собственные корни. Это скорей подвинет дело плодоводства на Урале. Андрей Бахарев. 29 декабря 1933 года» (Семейный архив). 27 ноября 1934 года приказом № 1257 по Свердловскому областному земельному управлению Д.И.Казанцев назначен на штатную должность садовода-гибридизатора Баженовского опорного пункта Уральского молодежного питомника растениеводства сельскохозяйственной станции Обкома ВЛКСМ. Данным приказом он утвержден в названной должности с 16 ноября 1934 года. До этого момента Казанцев несколько лет числился сотрудником Уральской зональной плодоягодной станции, находившейся в Челябинской области, выполняя ее задания по наполнению и комплектованию селекционного фонда. Таким образом, после выхода на пенсию, он сделался профессиональным плодоводом-гибридизатором, эксплуатируя собственный сад в интересах народного государства. В этом же году он опубликовал ряд статей и книгу «Плодовый сад» (Уралгиз, г. Свердловск, 1934, 84 с.), а в сентябре получил персональное приглашение на юбилейные торжества по поводу «60-летия работы оригинатора-плодовода И.В.Мичурина», где и вручил свою книгу лично самому юбиляру. Позднее секретарь Бахарев сообщил в отдельном письме о том, как воспринял книгу уральского единомышленника Мичурин: «Иван Владимирович всю ее прочитал и держал всегда ее среди своей рабочей литературы. Особенно заинтересовала его глава «Будущее уральского плодоводства», которую он подчеркнул в четырнадцати местах, а слова «Следует по возможности…» и до конца абзаца подчеркнул и сопроводил своим характерным знаком «Внимание!» (Семейный архив).
Приведем этот. Понравившийся Мичурину, абзац:
«Следует по возможности при каждой школе устраивать школьные питомники плодовых деревьев, в которых самими школьниками производились бы все работы как по посеву, так и по пикировке, пересадке и прививке (окулировке) саженцев садовых деревьев» (Д.И.Казанцев. Плодовый сад. Уралгиз, Свердловск, 1934). Эту рекомендацию уральского естествоиспытателя сегодня воплощает в жизнь его дочь Галина Дмитриевна Казанцева в старом отцовском саду, который передан ею государству согласно желанию Дмитрия Ивановича. Здесь на общественных началах она обучает школьников всем перечисленным приемам работы с растениями.
1935 год. В январе по инициативе Казанцева при Обществе изучения Свердловской области (ОИСО) в Свердловском областном краеведческом музее организована секция мичуринцев. Председателем избран заведовавший свердловским областным опытным расширенным опорным пунктом плодово-ягодного хозяйства Г.П.Беляев, а заместителем его – Д.И.Казанцев, которому в знак признания заслуг выдан членский билет № 1. секция пропагандировала среди населения и учащейся молодежи приемы селекционного отбора растений, занималась выведением новых сортов плодов и ягод.
7 июня 1935 года скончался Мичурин. Вскоре в Свердловске организовали городскую плодово-ягодную станцию имени Мичурина. Сад Казанцева сразу стал ее экспериментальной и производственной базой. Этот год был плодотворным для свердловского плодовода: он опубликовал в разных изданиях 16 статей о проблемах садоводства на Урале и по отдельным конкретным вопросам. Кроме того, в свет вышла из печати новая книга Казанцева «Яблочный пир» (Свердловск, 1935, 95 с.). Книга эта, как и всё творческое наследие Казанцева, вошла в бесценный фонд уральской культуры, о чем справедливо писал Б.Рябинин в статье, посвященной 250-летию нашего города и 60-летия сада Казанцева («Вечерний Свердловск», 1973).
В мае Казанцев высылает большую партию цветочной пыльцы с растений своего сада Центральной станции юннатов в Москву для опыления груш «Малгоржатка» - сорта средней полосы России – по их письменному запросу.
1936 год. Первое плодоношение в саду Казанцева гибридного сорта «Кордик». Сорт, созданный двумя энтузиастами Уральского плодоводства – Кузьмой Осиповичем Рудым и Дмитрием Ивановичем Казанцевым – назван ими по первым буквам фамилии, имени и отчества обоих садоводов: КОРДИК.

Необходимо учитывать и другие достопримечательности квартала, очерченного названными отрезками улиц. Выше в общих чертах уже дано представление о былой насыщенности промысловыми заведениями этой и прилегающей к ней территории микрорайона, развившегося в свое время из Каменщичьей слободы.
В плане создания конкретно очерченной зоны отдыха нас дополнительно интересует периметр данного жилого квартала. Например, его юго-западный угол формировала усадьба Ястребова.
Обратимся к сборнику И.И.Симанова «Город Екатеринбург» (1889): Коробковская улица, дом 32, Ястребов Николай Павлович, мещанин – деревянный одноэтажный дом, два флигеля, службы и баня» (стр.257); «Ястребов Павел Петрович и сын Николай Павлович – камнерезы и гранильщики. – Коробковская 32, цеховой мастер с 1869 года» (стр.657).
Старшие поколения рода Ястребовых искони промышляли гранильным и камнерезным промыслами. Дети с малых лет приучались к престижной и доходной профессии. Но семья дорого платила за свое ремесло: глотая смолоду абразивную пыль, молодые мастера маялись грудью, многие умерли от туберкулеза. И чтобы не дать роду погибнуть, стали Ястребовы сажать на усадьбе деревья, чтобы к своим слабым добавить здоровые «зеленые» легкие. И сад, окрепнув. Взял на себя заботу о здоровье детей.
И в благодарность зеленому другу человека, дубу, в честь прочно стоящего на земле рода, старшие члены семьи посадили дубок. С ним росли и мужали поколения Ястребовых. Никто из жителей не знает. Сколько лет этому дубу, высоко поднимают ветви могучую крону над поредевшим от времени садом, над старыми профилями обветшавших построек.
Галина Дмитриевна Казанцева, основываясь на слышанных с детства разговорах, считает, что дубу Ястребовых без малого полтора века. Некоторые журналисты, пишущие на краеведческие темы, полагают, что дубу сейчас лет 100-110. в любом случае это старейшее дерево в нашем городе. Последнее предположение о вековом возрасте дуба относит его посадку к времени, когда усадьбой владел цеховой ремесленный мастер Павел Петрович Ястребов с сыном Николаем.
Он работал преподавателем рисования и черчения в свердловской школе № 12 бывшего Молотовского, а ныне Верх-исетского района, расположенной в тупиковом конце улицы Володарского. Там же работала и его жена учителем биологии.
…Одной из необходимых превентивных мер, на наш взгляд, должна явиться регистрация дуба в качестве памятника природы, охраняемого государством. Для этого уже сегодня полезны были бы консультации с заинтересованным в сохранении дуба председателем комиссии по охране природы Уральского отделения Академии наук СССР, директором института леса Станиславом Александровичем Мамаевым (тел.22-30-36, 52-09-01).

Анфиногенов занимал в конце ХIХ века усадьбы под номерами 37 и 39 по Ломаевской улице, затем Анфиногеновы купили у резчика по металлу Притыкина, занимавшегося резанием печатей, его владения по Ломаевской, 35 – и в начале нашего века поместье Анфиногеновых занимало в центре этого квартала довольно большое пространство, большая часть приусадебной земли была отведена ими под садовый участок.
О саде Анфиногенова до нас дошло лишь известие, что сад здесь имелся. Век назад Иван Константинович Анфиногенов, купец 2-й гильдии владел двумя усадьбами по ул. Ломаевской, 37-39. В обоих адресах, согласно справочным сведениям, находилось одинаковое недвижимое имущество: «деревянный одноэтажный дом, службы, баня» (И.И.Симанов, стр.255). Хозяин этих двух домов с 1884 года избирался гласным екатеринбургской городской думы, являлся членом уездного податного присутствия от города, председателем попечительного совета родильного дома и членом совета городской больницы, но основной его специальностью были изготовление и продажа золотых и серебряных вещей, торговля галантерейным товаром. Из трех садоводов квартала, пожалуй, он один высаживал на своей усадьбе деревья из соображений престижа, поскольку был достаточно богат, и фамилия его звучала в Екатеринбурге наряду с Агафуровыми, Телегиным, Семановым.
При этом все три семьи вели дело на своих садовых участках грамотно и целеустремленно и, возможно, по сходным методикам, ибо являлись не только соседями по данному жилому кварталу – определенным образом их связывало Уральское Общество Любителей Естествознания (УОЛЕ): Дмитрий Иванович Казанцев и Николай Павлович Ястребов были действительными членами УОЛЕ, а у Анфиногеновых членом этого общества был их приказчик из родни – Андрей Михайлович Анфиногенов. Но именно саду Казанцева отдала предпочтение история, сделав его коренным в этой тройке. Впрочем, не только история, но и уральские живописцы из этих трех садов особенно выделяли сад, возделанный Дмитрием Ивановичем. Иван Кириллович Слюсарев написал здесь свою картину «Вишня цветет», Андрей Федорович Узких создал акварель «Ветка цветущего барбариса», Ираида Семеновна Финкельштейн – картон «Уральская антоновка», а Иван Андреевич Завальнюк написал в этом саду портрет самого Дмитрия Ивановича Казанцева. Эти значительные события культурной жизни надежно связывают уникальный уголок свердловской земли с русским искусством, с нашей советской культурой.
Продолжая рассмотрение периметра этого жилого квартала, обратим внимание еще на два объекта – уже на улице Февральской революции: дома под номерами 27 и 37. первый из них решением Свердловского облисполкома признан памятником деревянного зодчества и передан под охрану государства, а второй Инспекцией по эксплуатации и охране памятников истории и культуры включен в список выявленных памятников.
Столетие назад усадьба № 27-29/12 на углу улиц Ломаевской и Щипановского переулка (ныне это улицы соответственно Февральской революции и Боевых дружин) принадлежала екатеринбургскому мещанину Степану Григорьевичу Мягких, члену мещанской управы. Он владел здесь деревянным одноэтажным домом, флигелем при нем и баней. Усадьба Мягких в начале ХХ века подверглась существенной реконструкции – переделке, в результате которой на этом месте возник почти квадратный в плане деревянный одноэтажный дом, фасады которого были оформлены в стиле модерн, как раз входившем в моду на улицах уездного города. Архитектура этого времени, непосредственно предшествовавшего зарождению советского зодчества, длительное время как бы не замечалась дипломированными архитекторами, в связи с чем в Свердловске ныне остались лишь единицы зданий подобного класса, а рассматриваемый дом сегодня не имеет аналогов в городе. Действительно, если пройти по улицам Свердловска, то можно легко убедиться, что фасады этого дома не повторяют ни одну из свердловских построек. В этом смысле они уникальны.
В Свердловске утверждение модерна как архитектурного стиля относится примерно к середине первого десятилетия и к первому десятилетию ХХ века. В этом отношении наш город существенно отставал от столицы и прилегавших к ней территорий. Поэтому стилевой модернистский поиск начала этого века в деревянном зодчестве «столицы Урала» имел место и в конце первого десятилетия и во второй «декаде» нашего столетия (например, дом по улице Февральской революции, 9 – 1910 год; особняк по проекту архитектора Янковского на улице Толмачева, 40 – 1912 год).
В зданиях этого стиля большое значение приобретал массив фасадной стены, эффектно прорезанный проемами окон. Сравнение фасадов названных зданий модерна с фасадами дома по Февральской революции, 27, подтверждая правило, обнаруживает, тем не менее, существенные, весьма принципиальные отличия. Здесь, на 27-м номере, совершенно самобытно использован контраст застекленных плоскостей. Почти необъятные поверхности больших, с дугообразными завершениями, узко расстеклованных окон фланкированы высокими, но узкими оконными прорезями. Огромные окна декорированы наличниками, украшенными крупным накладным узором в виде больших, вертикально ниспадающих, расширяющихся к концу, загнутых лезвий мечей, чем-то напоминающих нынешнюю хоккейную клюшку – по три, иногда по два на каждой боковине наличника. Верхние лобовые доски наличников декорированы ритмическим рядом круглых накладок. Оба уличные фасады дома с южной и восточной сторон внешнего угла бывшего жилого квартала, внутри которого планируется создание зеленой зоны отдыха, представят собой достойное декоративное оформление «развилки» пешеходного пути на подступах к этой зоне.
После революции – в конце 1920-х годов – здесь разместилось детское учреждение: детсад. Директором долгие годы была Евгения Ивановна Медякова, воспитавшая многих детей в этом микрорайоне. Этот факт как бы открыл одну из новых традиций данного микроучастка.
Дом № 27 отделен от пешеходного тротуара кованой решеткой оригинально рисунка в стиле модерн. Продолжая образную тему «мечей» на боковых стойках наличников, можно уподобить сочетание верхних элементов этой конструкции дугообразного овалоподобного края и вертикальных стоек с острыми накладками на верхних торцах – также «боевому образу», древку лука с пересекающими его по всей длине «лучка» стрелами. Образ, конечно, весьма условный, как и «боевые мечи» в декоре наличников. В нижних частях по углам решетки свободные участки ограждения забраны крупноячеистой диагональной сеткой. Это элементарный мотив «трельяжа" – садовой решетки для вьющихся растений. Подобная же диагональная сетка в виде цельных прямоугольных прясловых полотен ограждала Кафедральный собор на Главной торговой площади и сквер на плотине городского пруда. И те, и другие, изготовленные в едином размере екатеринбургскими кузнецами прясла оград, сегодня можно увидеть, ибо они сохранились в ограде дендрологического парка на улице 8-го Марта напротив бывшего Дома крестьянина. Использованные в решетке у дома № 27 по ул. Февральской революции элементы «диагонального трельяжа» как бы несут в себе информацию о практическом назначении такой ограды. Здесь эта декоративная решетка, установленная перед двумя уличными фасадами особняка, защищала небольшой садик перед домом, который давно уже не возделывается. Ее узор компактен, силуэт декоративен.
Думается, что мотивы этого силуэта могли бы с успехом быть использованы при разработке ограждений, в том числе и декоративно-художественных, внутри создаваемой здесь зеленой зоны. При этом следует отметить, что очертание верхней части звена данной декоративной решетки, в принципе, соответствует очертаниям навершия, или надкарнизной доски, наличников дома Казанцева (уличный фасад), что само по себе не противоречит возможности использовать мотивы этой решетки в ограждении усилены вертикальные штыри-«стрелы», чтобы их нельзя было отогнуть или развести в стороны для приготовления лаза злоумышленниками. Представляется в данном случае уместным забор, в основе своей кирпичной, и в качестве декоративных вставок-пряслиц – кованые звенья металлической решетки, изготовленной, например, по мотивам решетки палисадника перед домом Февральской революции, 27.
В доме № 37 по улице Ломаевской (Февральской революции) уже коротко упоминалось в тексте настоящей исторической записки, правда, в справочнике И.И.Симанова (1889) упомянут на этом месте одноэтажный деревянный дом, тогда как сегодня на усадьбе мы видим большое полукаменное здание в два этажа.
Каменный – из кирпича – цоколь уличного фасада имеет семь сравнительно небольших по площади оконных проемов. По этим же семи осям проделаны оконные проемы второго деревянного этажа. Но окна верхнего этажа по вертикали больше окон нижнего кирпичного примерно на одну треть. Этот прием создает у зрителя впечатление устремленности этой постройки вверх. Сегодня уже не сохранились наличники на окнах второго деревянного этажа дома Анфиногенова. Нами принимаются меры для выявления видеоряда с целью получения в дальнейшем сведений о форме и художественном декоре деревянных наличников этого дома, ибо в недалеком будущем, возможно, возникнет инициатива арендаторов восстановить его в исторически достоверном виде.
По восьмой (северной) стороне оси здания расположен вход с двухстворчатой высокой дверью столярной работы …….. у дверей – нижняя, промежуточная и верхняя …… идею, заложенную в контрасте размеров окон: нижней …. Значительно короче верхней, и это также создает впечатление, будто парадные двери состоят из высоких и легких полотнищ.
Ценным старинным украшением парадного входа является металлическое кованое крыльцо – истинное произведение искусства екатеринбургских кузнецов. К сожалению, установить мастерскую и имя кузнеца, изготовившего это кованое крыльцо, не представляется возможным из-за отсутствия именных образцов и недостаточной изученности ремесел Екатеринбурга. Можно лишь сказать, что ближайший кузнец, чья кузнеца располагалась в доме № 6 на той же Ломаевской улице, был мещанин Тимофей Михайлович Бакалдин, сын. Нельзя утверждать, что кованое крыльцо дома № 37 изготовлено именно здесь у Бакалдина. Такое утверждение может оказаться в корне ошибочным. Кованых памятников деревянной архитектуры, переданных под государственную охрану, в прошлом имел у парадного входа близкие по технике исполнения образцы кованого крыльца (ул. Хохрякова, дом № 3 – ныне похищено и недавно обнаружено нами при входе в ведомственное здание по адресу: ул. Малышева, 22; ул. Радищева, дом № 8 – похищено, местонахождение до сих пор неизвестно; ул. Тверитина, 54 – два одинаковых крыльца на северном и южном фасадах – оба утрачены. Кованые старинные крылечки, являясь предметом спроса среди, например, дачных застройщиков и горожан, приобретающих дома в сельской местности, все больше и больше исчезающих со старых улиц нашего города. Столь подробная информация об этом явлении приведена нами исключительно для того, чтобы акцентировать внимание специалистов Городского центра художественного творчества на необходимость …тывать данное крыльцо дома ювелира Анфиногенова в ….прошлого из дошедших до нас в изучаемом микрорайоне художественного произведения местных ремесленников, как таковое. Все произведения художественной ковки, как видно из приведенных примеров, могут быть в любое время утрачены, если не принять соответствующие меры охраны. Сам каркасный материал – металлические стойки, перекладины, обвязка и оплетка зонта, орнаментальные ленты кованого узора – пока еще пребывают в удовлетворительном состоянии и долго будут служить этому памятнику архитектуры. Вместе с тем, листовой материал, использованный на придание круглой формы колоннам крыльца, на капелированные базы этих колонн, на декоративные детали крыльца – время не пощадило. Они требуют уже сегодня вмешательства реставраторов.
Известную художественно-декоративную ценность представляют пропильные узоры в деревянном декоре дома Анфиногенова. Не вдаваясь в детали, назовем хотя бы орнаментированные пропиловкой причелины треугольного фронтона, или его карнизы; крупный растительный узор прорезного тимпана, украшающий этот фронтон пропильной подзор карниза, украшающий весь подкровельный обрез этого здания. Пропильной деревянный декор в данном случае требует отдельного изучения с целью установления деревообделочной мастерской, выработавшей его в начале нашего века. Пока отметим лишь, что по мнению автора книги «Русское деревянное зодчество Урала» (М.,Стройиздат, 1988) Евгения Николаевича Бубнова подобные украшения пропиловочным орнаментом стены фронтона являлось в народном зодчестве Урала довольно редким явлением: «совсем редко, как исключение, в крупных селениях можно увидеть дом, где стена фронтона сплошь украшена крупной резьбой растительного орнамента (в старых домах Екатеринбурга-Свердловска, поселка Верх-Нейвинск, Невьянска и немногих других)» (стр.150). данное мнение автора упомянутого солидного научного труда разделяет и Секция литературы по градостроительству и архитектуре редакционного совета Стройиздательства и главный специалист института Спецпроектреставрация В.В.Гнедовский, рецензировавший этот труд Е.Н.Бубнова. Поэтому приведенное выше высказывание ученого мы вправе воспринимать как одно из доказательств уникальности деревянного декора на доме Анфиногенова. На примере Свердловска нетрудно убедиться в том, что автор, действительно, прав: сегодня едва наберется с полдюжины старых деревянных домов, имеющих подобное украшение, а на изучаемой территории это единственный и последний дом. Кстати сказать, названное пропиловочное украшение фронтона дома № 37 повреждено временем и нуждается в реставрации.
Других домов, принадлежавших Анфиногеновым в этом «кусте» не сохранилось: снесены номера 35 и 39. порядок домов улицы Февральской революции существенно поредел. Волей судьбы остался на месте дом № 33, некогда принадлежавший мещанину Т.С.Вершинину, и несколько ветхих зданий за тридцать седьмым домом ближе к улице Челюскинцев. На четной стороне улицы также сохранились еще деревянные и полукаменные с деревянным вторым этажом неплохо декорированные дома: № 36, принадлежавший мещанской жене П.Е.Блиновой, № 40, которым владел резчик по металлу крестьянин Нижнеисетского завода К.А.Подкорытов, № 46 – коллеги Анфиногенова, тоже купца 2-й гильдии и ювелира Е.Г.Герасимова. Архитектор А.И.Власюк в научной статье «О своеобразии архитектуры русских провинциальных городов в 1840-е 1910-е годы» писал о нашем городе: «Во многих домах Екатеринбурга находились наряду с обычными хозяйственными подсобными постройками и производственные, что характерно для уральских городов, так как нередко такие дома принадлежали владельцам небольших мастерских» (в книге «Памятники русской архитектуры и монументального искусства». Изд. «Наука», М., 1983, стр.251).
ArtOleg
Сад на набережной

Терпкий свежий дух ядреных яблок — струящийся праздничный аромат, совершенно неожиданный среди остовов полуразрушенных зданий, ютящихся у подножья бетонных каркасов новостроек, — словно своеобразный навигатор безошибочно приводит к знаменитому саду Д. И. Казанцева на набережной Исети в центре Екатеринбурга.
Чем же славен сад Казанцева? Чудесными оранжереями с заморскими фруктами? Изысками ландшафтного дизайна? Все это атрибуты роскошных поместий, а на своем приусадебном участке скромный бухгалтер Дмитрий Иванович Казанцев в 1914 году первым в Екатеринбурге посадил... яблони.


Нажмите для просмотра прикрепленного файла

— Подумаешь, — возразят скептики, — яблоки, что за невидаль, да их на каждом углу продают, какие хочешь...
Верно, яблоки-то продают, но вот попробуйте купить, к примеру, Серебряное копытце или Приветный. Большинство горожан и не едали этих чудных плодов, а названия сортов известны лишь садоводам.
Между тем это наши, уральские яблоки, вкус у них отменный, а витаминов куда больше, чем в привозной экзотике. Но, как известно, хорошее — всегда в дефиците, поэтому суперполезные для нас, уральцев, местные яблочки относятся к разряду деликатесов. Организационно-экономические условия вкупе с особенностями климата препятствуют сегодня массовому промышленному садоводству, а любителям просто не под силу снабжение мегаполиса яблоками. Так что пока дары уральских яблонек во всей красе можно увидеть лишь на сельскохозяйственных выставках, а уж попробовать...

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кстати, относительно недавно, чуть больше ста лет назад, уральцы и вовсе не знали, что за фрукт такой — яблоко — и как он произрастает. В 1899 году нижнетагильский учитель Кузьма Осипович Рудый вместе с учениками впервые посадил на разработанной пустоши сеянцы диковинной для наших мест яблони. Жители с недоверием и нетерпением ожидали результатов эксперимента, а самые любознательные горожане осенними ночами подкапывали корни сеянцев: искали яблочки в земле (по аналогии с картошкой). С этого курьеза началось садоводство в Свердловской области. К. О. Рудый не оставлял своих попыток — через несколько лет на нижнетагильских деревцах появились, всем на удивление, первые плоды.
Случай привел Д. И. Казанцева в сад К. О. Рудого. Попробовав маленькие кисловатые яблочки, Дмитрий Иванович твердо решил заняться выращиванием яблок, но крупных, сочных, сладких, таких как Апорт, Грушевка, Борвинка. И свое намерение осуществил, поскольку Д. И. Казанцев, был, как говорится, человеком упертым, а иначе не выбился бы «в люди» старший крестьянский сын, за которым шли еще двадцать братьев и сестер.
Дмитрий Иванович приобрел неприметный дом № 40 на улице Коробковской, расположенной на окраине Екатеринбурга в пойме Исети. Вдвоем с супругой расчистили свалку на земельном участке и разбили сад.

«ЯБЛОЧНЫЙ ПИР»
Свой селекционный опыт Дмитрий Иванович подробно описал в книге «Яблочный пир», выдержавшей несколько изданий и принесшей автору членство в Союзе писателей.
Сейчас эта книга в разряде раритетов, а могла бы стать настольной для любителей: тщательно, подробно, с огромной любовью рассказывает Д.И. Казанцев об особенностях работы с яблоней — деревом прихотливым, нежным.
В качестве садоводческого ликбеза отметим, что не всякое плодовое дерево может прижиться на уральской земле. Противостоять морозам могут лишь растения, способные из крахмала, накопленного летом, к осени вырабатывать растительное масло. Если вместо масла образуется сахар, при наступлении морозов растение погибает (в качестве примера опять-таки вспомним картошку — подмороженную и потому сладковатую).
Яблоня к российскому климату изначально была совершенно не приспособлена. С плодами теплых стран русичи познакомились, когда начали ходить из варягов в греки. И так полюбились им сочные груши, наливные яблочки, медовый виноград (особенно вино из него), что князь Святослав даже хотел перенести столицу из Киева в болгарский город Переяславлец, да его почтенная матушка — княгиня Ольга воспротивилась такой опрометчивости.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Но плоды южных садов продолжали привлекать русских князей. А с принятием христианства вырастить в сто-лице главное дерево райского сада стало делом чести, так появились на Руси первые сады при монастырях, в княжеских подворьях. За тысячу лет яблони про¬шли селекционный путь от Киева до Сибири.
Сад Д. И. Казанцева — один из этапов яблоневого странствия по России, положивший начало уральской селекционной школе. Д. И. Казанцев первым стал заниматься выведением местных сортов яблонь: такие сорта, как Дима, Ранет ароматный, Сахарное, — из сада Дмитрия Ивановича. В 1939 году Д.И. Казанцев получает малую серебряную медаль ВДНХ за созданный им сорт КОРДИК (аббревиатура инициалов К. О. Рудого и Д. И. Казанцева). Изучив 46 сортов яблонь, Дмитрий Иванович вывел четыре морозоустойчивых: Любимец, Кизерская красавица, Нарядное, Райка. Впоследствии Любимец и Кизерская красавица вошли в стандартный сортимент для Среднего Урала. Дмитрий Иванович охотно делился секретами своего увлечения, выступал в печати, был активнейшим участником секции садоводства при УОЛЕ, бескорыстно помогал людям саженцами, семенами, предоставил сад для проведения перекрестного опыления.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

«Яблочный пир» завершался оптимистично: «Недалеко то время, когда наша великая родина вся покроется цветущими садами», — писал Дмитрий Иванович. Именно это произошло с улицей Коробковской (ныне Октябрьской революции), утопавшей в садах.
По примеру Дмитрия Ивановича его сосед из дома № 32 В. Н. Ястребов в 1923 году также разбил сад, второй по счету в Свердловске. Кстати, в усадьбе Ястребовых произрастает старейший в городе дуб, посаженный в 1875 году. Дуб прекрасно сохранился и в настоящее время решается вопрос о предоставлении зеленому ветерану охранной грамоты.
Позднее садами славился Пионерский поселок. Садоводством занимались колхозы и совхозы Свердловской области. В 1945 году в Свердловске появились первые коллективные сады горожан. Мечта о городе-саде воплощалась под эгидой мичуринского движения. В 1930-х годах в Свердловске были созданы Уральский областной молодежный питомник, Свердловская областная плодово-опытная станция (ныне — ГУ Свердловская селекционная станция садоводства).
Деятельность уральской селекционной школы хорошо известна в России, созданные здесь морозоустойчивые сорта очень востребованы. К примеру, когда зимой 2006 года около 70% садов в средней и южной России вымерзли, за саженцами обратились на Урал. А одним из пионеров селекционной работы был Дмитрий Иванович Казанцев.
Скончался Д. И. Казанцев в 1942 году, сад перешел к вдове Анне Николаевне и дочери Галине Дмитриевне Казанцевым. Галина Дмитриевна опекала детище отца, пока были силы. Специалисты Свердловской селекционной станции садоводства, Ботанического сада не оставляли сад без попечения. Поистине неоценим вклад руководителей и научных сотрудников Свердловской селекционной станции садоводства Л. А. Котова, И. И. Богдановой, М. Г. Исаковой, Н. С. Евтушенко; Ботанического сада УрО РАН во главе с профессором С. А. Мамаевым, членом-корреспондентом РАН, и новым директором, доктором биологических наук, профессором С. А. Шавниным.

МУЗЕЙ-САД — ЕДИНСТВЕННЫЙ В СВОЕМ РОДЕ
В конце 1980-х дом Д. И. Казанцева был отнесен к разряду памятников истории и культуры областного значения. Позднее на базе усадьбы создан Музей истории плодового садоводства Среднего Урала (филиал Областного краеведческого музея).
В начале 1990-х активно обсуждалась концепция создания историко-культурной зоны в районе улицы Октябрьской революции — одной из старейших в городе. За добрые полтора столетия своего существования Коробковская из окраинной превратилась в самую что ни на есть центральную улицу, неподалеку от Дома правительства. Но скромные усадьбы сохраняли колорит середины 19 века — их обитатели носили воду ведрами, вдоль мощенной булыжником дороги зеленела травка, а садах заливались соловьи. Благодаря городскому справочнику И. И. Симанова (1889 г.), мы прекрасно осведомлены о жителях этой улицы — людях деятельных, мастеровых. Известно, кстати, что в доме № 40 проживала крестьянка А.А. Сидорова с сыновьями, у нее-то и приобрел усадьбу Д. И. Казанцев в 1913 году.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

«Есть в городе квартал Литературный, будет и квартал народных ремесел», — но эта замечательная идея городской интеллигенции конкретной официальной поддержки так и не получила. Одобрительные резолюции высоких инстанций не были документально подтверждены в форме постановлений и прочих бумаг. В результате из всего комплекса сохранилась лишь усадьба Д. И. Казанцева.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

— Это уникальный сад-музей, — рассказывает директор музея Л. В. Казимирова. — Здесь на площади около 20 соток в миниатюре показана история уральского садоводства от ренета Крюднера до Радуги, Нейвы, Серебряного копытца — известных уральских морозоустойчивых сортов.
Патриарх сада — ренет Крюднера, этому могучему дереву 91 год. Саженец был прислан из деревни Кизерь Уржумского уезда в 1916 году. Сей факт подтверждается документально. Во время долгого путешествия саженцы подсохли, помялись, так что их выхаживание потребовало немалых трудов, впрочем, вознагражденных сторицей крупными, сочными, сладкими плодами. Среди ветеранов также — Бельфлер Китайка, присланная в 1926 году И. В. Мичуриным. Знаменитый Кордик — победитель Всесоюзной выставки достижений народного хозяйства — первый на Урале морозоустойчивый сорт.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Все деревья плодоносят. Вообще, яблони живут лет до 150, груши — до 600 лет. Есть такие примеры. Но эти долгожители произрастают в благоприятном климате, а не в зоне рискованного земледелия. Так что, яблони в саду Казанцева можно считать своего рода рекордсменами. Но эти рекорды достигнуты благодаря заботливому, тщательному агротехническому уходу. Мемориальный сад находится под постоянным патронажем Свердловской селекционной станции садоводства, Ботанического сада УрО РАН. Здесь проводятся научные наблюдения и исследования, осуществляется агротехническая деятельность.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Музей-сад в том виде, в каком он существует в Екатеринбурге, — пожалуй, единственный в России, да и о заграничных аналогах не известно. Плодоносящий, почти столетний яблоневый сад в центре промышленного мегаполиса на суровом Урале — явление удивительное, что признается всеми, кто побывал здесь.
Да, масштаб не тот, что у всемирно известных памятников садово-паркового искусства, но ведь и Екатеринбург не Париж и даже не Питер, а городская усадьба — не монарший дворец. Д. И. Казанцев — рядовой екатеринбуржец, селекционер-самоучка, такой же, как его учитель и друг К. О. Рудый. Но они решили, что будут на Урале свои яблоки, и яблоки появились.

-------------------------------------------------------------------------------
Светлана Серова
Фото: Ирины Андреевой

Журнал DOM.COM / сентябрь 2007
ArtOleg
Фото: Андрей Цориев
2004 г.

Февральской революции, 27. Усадьба Соколова М.П.
Начало XX в.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Февральской революции, 37. Руины дома ювелира Анфиногенова И.К.
Кон. XIX в.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Февральской революции, 43.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Октябрьской революции, 44.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
Фото: 1999 г.
Дом купца Анфиногенова И.К.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фото: 2001 г.
Улица Октябрьской революции.
Дом № 56 новодел с пристройкой к старому зданию.
№ 52 усадьба Антипина П.А. (флигель).

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Фото: 2003 г.
Улица Октябрьской революции, 32. Усадьба Ястребова Н.П. В наше время здесь жил и работал художник-неопримитивист Олег Еловой, инициатор и создатель "Музея простого искусства Урала и Сибири".

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Олег Еловой на дубе.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

ссылка
ArtOleg
ПЛОДОВО-ЯГОДНОЕ САДОВОДСТВО НА УРАЛЕ

Садоводство на Урале в прошлом
Д.И.Казанцев


Как и следовало ожидать, первые попытки разводить на Урале подовые деревья начались в регионах с более мягким климатом. Крестьянин Сукин из села Чусовского Шадринского района, ещё в 1859 году привез из Тамбовской губернии 300 яблонь разных сортов и через несколько лет уже собирал по несколько возов яблок ежегодно. Крестьянин Сосновских в селе Песчанском бывшего Шадринского округа имел промышленный сад из 50 яблонь, выращенных из семян. В Долматове некий Русаков имел до 25 сортов яблоней также выращенных им из семян. В Камышлове П.С.Гриднев в 1878 также посадил несколько сортов яблоней: Анис, Антоновку, Боровинку, Грушовку Московскую, Шелковку, Налив белый и другие. В Троицке, Тихомирова заложила сад на 1 га в 1898 году. В Каслинском заводе в 1908 году гражданин С.Шахов такие посадил у себя яблони: Антоновку, Анис, Хорошавку, Пепинку литовскую и Любскую вишню. Около 1910 года профессором Харьковского университета Брезгуновым был заложен на площади до 10 гектаров плодовый сад в селении Тюбук, Сысертского района. С 1912 года начали разводить яблочки из семян супруги Дурины в деревне Бор, Талицкого района. В Челябинске местным обществом сельского хозяйства основан сад и питомник. В Перми садоводством начали заниматься с 1858 года, но яблони появились лишь с 1900 по 1910 год. В садах П.В. Селякина П.М.Слидеровского у В.П. Блус, у В.Морозовой и др. в 40 км от Кунгура крестьяне деревни Калиничи также примерно с 1900 г. начали выращивать яблони из семян. В деревне Каман Голдыревского сельсовета крестьянин Голдырев Д.Е. нашел возле Сибирского тракта в лесу случайный сеянец яблони и перенес его в сад. В Пермском районе В.А.Мокрушин, лет 30 тому назад тоже стал высевать семенами яблони. В Тагиле приезжие учителя начали заниматься этим делом примерно с 1903 года. В Свердловске, садоводством раньше других, начал заниматься бывший начальник станции Екатеринбург 1 Д.И.Лобанов, но и он не рисковал сажать в открытый грунт яблони культурных сортов. Одиночки любители г. Екатеринбурга покупали привозимые прасолами из Самары, Сызрани и других приволжских городов яблоньки, но успеха не имели. Объяснялось это тем, что с одной стороны посадочный материал был низкого качества, а с другой — любители ни опыта, ни теоретических знаний не имели. В результате растения гибли, и существовавшее убеждение в широких кругах населения о невозможности их разведения лишь крепло. Исключением был сад доктора Арнольдова. Не знаю, когда он был заложен, но в 1918 году в нем росли несколько плодоносящих яблонь Белого налива. Но это был сад «буржуя». Доступа в него не было, и мало кто знал о том, что в нем растет. И я узнал о нем лишь случайно, спустя 6 лет после приезда в Екатеринбург.

О попытках разводить яблоню я узнал в 1903 г. По соседству с Петрокаменским заводом, где я тогда служил, в селе Краснопольском поселился приезжий из западных губерний учитель А.А.Зимин. На пришкольном участке он посадил какие-то яблоньки. Но тоже успеха не имел. Как-то забрались в его сад козы, и от яблонек осталось одно воспоминание. Так на этом он и покончил. Познакомившись с ним, я узнал, что в Тагиле есть еще несколько учителей, тоже приезжих из западных губерний, которые там начали попытки культивирования яблонь. В 1904 г. я переехал в Тагил и познакомился с одним из начинавших заниматься плодоводством учителей. В 1908 г. я уже пробовал у него выросшие из семян небольшие и посредственного вкуса яблочки. И с тех пор решил при первой же возможности заняться этим делом. Но осуществить это представилось возможным только в конце 1913 г.

Когда мне удалось купить на сделанные за эти 5 лет сбережения маленький домик в Екатеринбурге, в который я поступил на службу в январе 1912 г. Первые 3 яблоньки Апорт, Грушовка и Боровинка были мною посажены весной 1914 года. Их я получил от одного моего сослуживца, старого екатеринбуржца Ермолаева, который для своего сада выписал откуда-то из-под Москвы штук 30 яблонек культурного сорта и из них выделил мне сказанные 3 штуки.

Так в разных местах Урала, никому не известные, никем не руководимые одиночки любители делали попытки выращивать яблони. Но успеха почти никто не имел. В особенности из числа коренного местного населения. А если кто и имел успех, то старался его скрыть.

Новая полоса в развитии плодоводства
Революция 1917 года, разруха и гражданская война отодвинули еще на несколько лет развитие плодоводства вообще в СССР. Но последовавшие за ними годы реконструкции всего народного хозяйства коснулись и плодоводства. В 1926 году профессором Пермского университета А.А.Хребтовым были обследованы два округа бывшей Уральской области Шадринский и Пермский. В них оказалось 25 садов в первом и 23 во втором. В этих садах уже были плодоносящие яблони. В том же году была в Перми сельскохозяйственная выставка, на которой Молотовский садовод Солодянкин за яблоки Антоновки получил премию. В Омске начал издаваться журнал «Сибирское плодоводство и огородничество». В Перми при Ботаническом саде Госуниверситета весной 1927 года заложен на площади в 1 гектар плодово- ягодный питомник. Тогда же заложен в Свердловске УПИ питомник на месте сада б.женского монастыря. Устроенная в 1927 г. в Челябинске сельскохозяйственная выставка уже выявила 16 плодово-ягодных садов представивших на нее 39 сортов яблок, груш, вишни и слив. С 1926 г. в Свердловске особенно стало развиваться индивидуальное жилищное строительство по договорам на застройку. В этих договорах обычно Горкомхоз включал пункт, требующий обязательного устройства на известной части приусадебной земли сада. Так возникли сады в Пионерском поселке у Зигулева, Рагозина. Чистякова Мельникова и др. на ВИЗе у Забелина, Свинцова, Баженова Андреева и др. То же наблюдалось ив жилищно-строительных кооперативах. Большинство членов этих кооперативов маленькие участки около своих квартир старались озеленить главным образом плодово-ягодными растениями. К числу их относятся Коряков, Ситников, Волынский, Олымова, Флоринский и др. И социалистический сектор: Орса, Совхозы, Садвинтрест, Облздравотдел и Облсобес стали уделять этому делу свое внимание. Свердловский Горсовет организовал Комбинат земного хозяйства, на котором заложили и маточный яблоневый сад и питомник. Появились плодово-ягодные сады при доме отдыха: в Емве, в Куве, Ку.... Районе и др. в 1934 г. в связи с юбилеем И.В.Мичурина вообще в СССР усилился интерес к плодоводству, докатился он и до Урала. Свердловский Обком и Облисполком вынесли постановление о внедрении плодоводства в Свердловской области, главным образом в колхозах. В том же году Челябинская Областная Зональная станция учредила молодежный питомник и опорный пункт при нем в деревне Бутаково Баженовского района. С 1 января 1935 г. Центральный научно- исследовательский институт открыл свой расширенный опорный пункт в Свердловске. Камышловский сад П.С.Гриднева послужил основой для учреждения в Камышлове опорного пункта и питомника при нем. Железная дорога имени Л.М.Кагановича через свою материальную службу стала не только сажать плодовые деревья на станциях дороги, но и снабжать посадочным материалом сотрудников дороги. Челябинский сад Сельхозсад пчела перешел в ведение Челябинской зональной станции. В Долматове открыт плодово- ягодный техникум, где готовятся кадры плодоводов. В Шадринске открыт опорный пункт. Свердловский расширенный опорный пункт обращен в Областную опытную станцию. В данное время и Челябинская и Свердловская опытные станции и опорные пункты в Шадринске, Камышлове, Перми обладают достаточным количеством высококвалифицированных и средней квалификации научных и технических работников. В Свердловске, Камышлове, Перми и др. городах консультацию от научных работников Зональных станций и основных пунктов и взаимно делятся своим опытом. В 1936-1939 годах в Свердловске проводились выставки садоводства, на которых фигурировали экспонаты не только отдельных опытников-любителей, но и плоды, выращенные в садах колхозов, совхозов, комбинатов Облздравотдела, Облсобеса и Горсовета. У большинства колхозов яблоневые сады еще не вошли в пору плодоношения. Некоторые колхозы не только заложили общественные сады, но посадили по несколько штук яблонек на приусадебных участках каждого колхозника. В зиму 1938-39 гг. Свердловской конторой по заготовкам плодово-ягодных растений заключено больше 100 договоров с колхозами на доставку посадочного материала.

Словом, садоводство также как и все хозяйство страны, пошло на путь социализма и недалеко то время, когда оно в социалистическом секторе займет такое же место, как и остальные отрасли сельского хозяйства.

Перспективы развития садоводства на Урале
Теперь когда усилиями и опытами отдельных садоводов-любителей разбито ложное предубеждение о невозможности в климате Урала и Сибири выращивать яблоки груши вишни и сливы, для успешного развития садоводства требуются только коллективное стремление трудящихся масс к его расширению, внедрению в круг других отраслей сельского хозяйства края. Тот интерес, который вызвали у населения успехи и колхозов, и отдельных любителей садоводства будет в дальнейшем служить стимулом к его развитию. То, чего не хватало для этого при царском правительстве — опыт и содействие как со стороны отдельных лиц, так и земельных и научно-исследовательских учреждений, появившихся только в недавнее время — служат тому гарантией. XVIII съезд партии всколыхнул всю страну. Принятая им к выполнению программа работ в третьей Сталинской пятилетке воодушевила широкие трудящиеся массы на продолжение наступательного движения вперед у коммунизму, к новым победам во всех отраслях народного хозяйства страны. В отрасли плодово-ягодного садоводства нашего края необходимо использовать накопившийся в среде опытников опыт, изучить те приемы и мероприятия, которые способствовали успеху дела и учесть те ошибки, благодаря которым создавалось ложное впечатление о невозможности успешного ведения его в нашем крае. Вот что и заставило меня взяться за перо и изложить на бумаге все то, что у меня накопилось полезного за 26 лет моей работы в саду, к каким выводам я пришел и что нужно для наиболее успешного и плодотворного движения этого дела вперед. Отрадным положительным фактором является организация кружков мичуринцев. В Свердловске и Камышлове они насчитывают в своем составе уже свыше 200 человек каждый, есть кружки и в Перми, Красноуфимске и др. городах и рабочих поселках. Опытные станции и на опорные пункты содействуют работам этих кружков, руководят ими, читают лекции, дают советы и консультации.

Земорганы и другие учреждения социалистического сектора закладывают новые и расширяют существующие питомники, достают саженцы из питомников соседних краев и областей, организуют питомники и некоторые колхозы. Большую помощь в этом деле должны оказать и органы народного образования. Они должны дать кадры не только теоретически подготовленных к умелому ведению этого дела работников средней и высшей квалификации, но и любящих его. Они же должны путем воспитания молодежи начиная с детских садов и детдомов и дальше: в начальной и средней школе, а прививать в детях интерес и любовь к растениеводству вообще и плодоводству в частности. Кстати это явится очень полезным приемом для воспитания ребят в духе коммунизма.

И вот когда весь комплекс таких мероприятий будет проводиться в ... со всей настойчивостью и энергией, присущей партии и большевикам, край наш не только покроется цветущими садами, но и даст трудящимся Урала свои плоды и ягоды без ввоза их из других краев и областей СССР в гораздо большем против теперешних норм их потребления размере.

Интересно отметить, что специалисты плодоводы с удивлением констатируют тот факт, что как южные сорта кальвилей и ренетов, так и мичуринские сорта яблок выросшие на Урале, по своим вкусовым качествам не уступают тем, которые выросли в обычных местах их произрастания. Хорошими вкусовыми качествами выявили себя уже не один десяток и выведенных здесь на месте сортов. И это обстоятельство также разбивает существовавшее ранее мнение о невозможности выращивать у нас хорошие сорта яблок, кроме так называемых «мордоворотов».
-----------------------------------------------------------------------------
Из книги «Яблочный пир» Д.И.Казанцева
ArtOleg
Улица Октябрьской революции.
Фото Aist

№35. Усадьба Жолобова–Богатиева. (1840-1880, 1920-е гг.)
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№52. Усадьба с флигелем ювелира Антипина. (2-я пол. XIX в. Флигель 1910 г.) В этом доме какое-то время жил и работал Данила Кондратьевич Зверев, известный уральский горщик. Похороне Зверев на территории Еврейского и Лютеранского кладбища.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Вид на дома №44, 40 (Дом селекционера Д.И. Казанцева).
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Вид на дома № 32 (Ястребова) и №34 (Осиповых).

В доме №32 жил и работал художник Олег Еловой. Еловой создал «Музей простого искусства Урала и Сибири», собрав уникальные по своему содержанию работы, выполненные преимущественно в жанре наивной и примитивной живописи. Также Еловой инициировал конкурсы уральских ювелиров, призванные внести новшества в это ремесло. Сегодня Еловой считается одной из выдающихся персон в современном российском актуальной искусстве.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№38. (Дом Блохиной)
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Дом №25 снесен в 2009 году. Сейчас на этом месте автостоянка.
В этом доме жил писатель И.И. Ликстанов. С конца 90-х по 2008 в этом доме на 1 этаже находилась Уральская камнерезная мастерская И.Боровикова,
а в соседнем здании салон-мебели Febru с картинной галереей.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
Улица Февральской революции.
Фото Aist

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№52 разрушен.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№43 разрушен.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№44 разрушен.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№27. Дом Серебряковых построен в 1910-е годы по проекту архитектора И.К. Янковского. Одноэтажный, деревянный особняк совершенно не похож на соседние дома, но явно состоит с ними в родстве по своим стилистическим особенностям. Композиция особняка построена на живописной ассиметричной группировке объемов. Его угловая часть выделена крупными лучковыми фронтонами с сильным выносом за плоскость стены. Почти вся плоскость фасадов занята группой из трех окон – крупного центрального и двух узких боковых. Здесь расположено два входа, каждый с крыльцом. Резной декор украшает не только окна, но и створки дверей. Дом обнесен низкой решетчатой оградой с рисунком в ключе модерна. Следует обратить внимание на выразительность простых декоративных деталей из фигурно выпиленных досок, на высокое крыльцо богатого, достойного и гостеприимного дома, а также на кованые решетки, которыми обнесен палисадник и украшены крыльцо и фасад. Это очень характерные для старого Екатеринбурга детали архитектуры. В убранстве комнат использована лепнина на карнизах и в плафонах. В интерьере сохранился чугунный каслинский камин 1907 года.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№11a. Дом Петровых
построен в 1900-е годы по проекту архитектора А.А.Фёдорова. Композиция данного особняка ассиметрична. Его объем трехчастен: наиболее развитая левая часть, объем-связка и правая часть в одно окно поэтажно. По отношению к левому крылу остальные части здания и их фасады решены достаточно нейтрально. Фасад левого крыла представляет концентрацию изысканных форм модерна. Композиционный и декоративный узел образует мягко круглящийся объем с проемами второго этажа, немного заглубленный в толщу стены, на которую наложены две полуколонки. Над ним – арочный фронтон с овальным окошком верхнего света в окружении лепнины. Под ним – длинный балкон с невысокой решеткой ограждения. Фасад венчается высоким фронтоном ломаных очертаний, с радиальной расшивкой и фактурной лепниной. Тонкий художественный акцент вносят рисунки переплетов окон. Особняк двухэтажный, кирпичный, оштукатуренный, рустованный до середины очень высокого (по нынешним меркам) первого этажа, оснащенный довольно замысловатыми деталями.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

№9
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.brodyaga.com/pages/old_ekaterinburg_b3.htm
ArtOleg
Ул.Февральской революции.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла



fort
Забыл сказать .....у меня есть знакомая женщина (за 60) и она говорила ,что в доме по Окт.Революции 25 ее бабушка работала служанкой ,а дедушка -дворником . И там они познакомились и поженились .Причем хозяйка дома (жена одного из Злоказовых) очень способствовала ихней свадьбе и подарила им на свадьбу по золотому червонцу.Потом они еще жили в этом доме после революции . Кому интересно - могу познакомить с этой женщиной .Кроме того лна еще помнит как по ул. Февр.революции гулял Олег Видов и Вл. Пресняков -старший играл со -товарищив оркестре на этих местах.
ArtOleg
Цитата(fort @ 21.2.2011, 21:32) *

Забыл сказать .....у меня есть знакомая женщина (за 60) и она говорила ,что в доме по Окт.Революции 25 ее бабушка работала служанкой ,а дедушка -дворником . И там они познакомились и поженились .Причем хозяйка дома (жена одного из Злоказовых) очень способствовала ихней свадьбе и подарила им на свадьбу по золотому червонцу.Потом они еще жили в этом доме после революции . Кому интересно - могу познакомить с этой женщиной .Кроме того лна еще помнит как по ул. Февр.революции гулял Олег Видов и Вл. Пресняков -старший играл со -товарищив оркестре на этих местах.

Да, это интересно. Буду признателен!
ArtOleg
Дом в котором жил Олег Колосов. Угол Октябрьской революции, 39 - Челюскинцев, 33 (сейчас тут находится автоцентр "Штерн").

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Такой же примерно дом был на углу Февральской революции, 56 - Челюскинцев. (сейчас на том месте магазин рекламных материалов).
ArtOleg
Февральской революции, 9. Дом Мишиных.
1900-е годы.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.bochenin.com/
ArtOleg
Февральской революции, 11. Дом Петровых. 1910-е годы.

Фрагмент главного фасада.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Лепной орнамент фронтона.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Угловой вход дворового фасада.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Окна восточного фасада.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.bochenin.com/
ArtOleg
Февральской революции, 27. Деревянное здание в стиле модерн. XX век.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Справа виден еще целый дом, 37 (Анфиногенова).

Камин.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.bochenin.com/
ArtOleg
Октябрьской революции, 35. Усадьба Жолобова. 1840-1880 годы.

Общий вид жилого дома.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Правая трехэтажная часть фасада с балконом.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ворота и ограда.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.bochenin.com/
ArtOleg
Октябрьской революции, 40. Усадьба первого на Урале садовода-селекционера Д.И. Казанцева. 1913 год.
Общий вид.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

http://www.bochenin.com/
4еловек
Впечатляющие фото. Хотя последнее здание - новодел 80-х годов. Особнячок Казанцевых выглядел иначе.
ArtOleg
^
Да. Выше в теме есть старые виды дома Казанцева.
ArtOleg
Чертеж дома Анфиногенова (первоначальный вариант).

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Я помню дом Анфиногенова немного другим еще до пожара в начале 90-х, когда его во всю реставрировали. Он был украшен богатой домовой резьбой, это был настоящий терем. У крыльца был изумительный кованный козырек на кованных столбиках, а слева от дома были каменные ворота, на подобии тех, что были у дома Жолобова. На фото выше эти ворота видны.
ArtOleg
Цитата
Яблоко от яблони

Вчера за сто двадцать километров от столицы Среднего Урала состоялось негромкое и на первый взгляд непримечательное событие. В селе Конево близ Невьянска собрались местные жители, ученики и учителя единственной в селе школы, посадили в запущенном пока школьном саду три саженца. Так уникальный селекционный сад Дмитрия Казанцева в Екатеринбурге достиг корнями своей исторической
родины.


В Екатеринбурге словосочетание «сад Казанцева» далеко не у каждого вызовет хоть какую-то ассоциацию. Несмотря на редкость растущих в нём яблонь, грядущее столетие сада или шум, поднятый в прессе, когда деревья пытались то ли «перенести», то ли снести попросту. В отличие от Конево, где живёт восемьсот человек — родины селекционера. Там фамилия Казанцев — «пароль», по которому безошибочно определяют «своих» (Дмитрий Иванович — первенец огромной крестьянской семьи, где было двадцать четыре ребёнка). Там редкий житель не слышал о садоводе-земляке, сумевшем вывести морозо-устойчивые яблони.

Дмитрия Ивановича неспроста называют уральским Мичуриным. Он был членом УОЛЕ, организовал секцию мичуринцев, переписывался с Иваном Владимировичем Мичуриным. Его труды хорошо известны селекционерам. Его книга «Плодовый сад» 1933 года издания до сих пор актуальна. В 1935-м лоббист (как сказали бы сегодня) северного садоводства был одним из зачинателей Свердловской селекционной станции. Но главное его детище — конечно, сад. Сад Казанцева.

Он купил небольшой деревянный особнячок по улице Коробковской (сейчас Октябрьской Революции) в 1913 году. Долго и упорно вёл отбор исходного материала (опробовал более пятидесяти сортов яблок), но-таки добрался до заветной цели. В 1936 году в своём саду он снял первый урожай «Кордика» — сорта яблок, которые активно плодоносили в прохладном Урале. Яблони эти не нужно было укутывать или каким-то другим методом утеплять суровой уральской зимой. Считалось, что подобное невозможно. Однако Дмитрий Иванович со своим соратником Кузьмой Осиповичем Рудным не сдавался. Получил хорошие отзывы и поддержку от самого Мичурина. И… победил.

«Кордик» (названный по инициалам его создателей) и два других сорта казанцевских яблочек садили в Конево потомки Дмитрия Ивановича: племянники, внучатые племянники… А ещё пра-правнуки знаменитого селекционера Лев и Семён. С дедовским упорством вдвоём взявшись за десятилитровую лейку (которую пока поднимают с трудом), они по-хозяйски заботливо поливали саженцы, специально привезённые из Екатеринбурга.

— В жизни нашей школы это значительное событие, — говорят педагоги. — С этих саженцев начнётся возрождение нашего пришкольного хозяйства. Это прекрасная база для исследовательской работы. И кто знает, может быть, однажды благодаря этим деревьям в нашей школе вырастет второй Дмитрий Казанцев.

…Благородное начинание воплотилось в жизнь благодаря заведующему Музеем истории плодового садоводства (Садом Казанцева) в Екатеринбурге Геннадию Короленко. Именно его инициативу поддержал ещё один родственник Дмитрия Ивановича (дальний родственник, как уточнил он сам) доктор юридических наук, заведующий отделом права Института философии и права УрО РАН Михаил Казанцев.

— Спустя много лет Дмитрий Иванович через выведенные им яблони возвращается в родное село, — сказал перед посадкой Михаил Фёдорович. — Те корни, которые посадим в землю сегодня, символизируют наши, человеческие корни, без которых невозможно крепко стоять на этой земле.

www.oblgazeta.ru

fort
Фотки Боченина -классные. Сразу видно мастер делал - большой обьем пост обработки.
ArtOleg
Цитата
Старинная мечеть в Екатеринбурге находится под угрозой сноса

10.06.2009

Незаконный снос старинных особняков в центре Екатеринбурга, печально прославивший город на всю страну, приобретает новый поворот. Выяснилось, что под угрозой сноса оказалось здание, в котором перед революцией располагалась мечеть.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Как рассказал корреспонденту портала IslamRF.Ru аспирант Уральской государственной юридической академии, исследователь истории ислама на Урале Даниил Сергеев, речь идет об усадьбе Жолобова, впоследствии – усадьбе Богатиевых, представляющей собой двухэтажный каменный жилой дом с хозяйственными постройками по ул. Октябрьской революции.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

«До начала ХХ в. данный особняк, построенный в 1830-е гг., принадлежал надворному советнику Ивану Петровичу Жолобову, однако в начале прошлого столетия его приобрела семья мусульманских купцов Богатиевых, - рассказывает Данил Сергеев. – Согласно информации О.А. Бессоновой, опубликованной в двухтомном исследовании «Свод памятников истории и культуры Свердловской области», в 1918-1920-х гг. Богатиевы надстроили третий этаж над правой частью дома для «магометанской молельни».

Побывав на месте, мы выяснили, что в настоящее время третий этаж здания, служивший ранее молельным залом, разгорожен перегородками из гипсокартона и используется как офисные помещения, в настоящее время, правда, пустующие.

«При осмотре выходящей на юго-запад наружной стены видно, что оконные проемы на третьем этаже прорубили позднее, уже после возведения здания, - продолжает Данил Сергеев. - Это в определенной степени доказывает факт наличия здесь в прошлом молитвенного зала, ориентированного в направлении Мекки. Окна на этой стороне здания первоначально отсутствовали».

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Сейчас особняк может разделить судьбу своих уже снесенных с соседей, поскольку «Усадьба Жолобова» (ул. Октябрьской революции, 35, ул. Октябрьской революции, 33-А) и его территория включены в границы землеотвода под строительство «Екатеринбург-Сити». В центре областной столицы разрушается старинная застройка, на месте которой вырастают современные высотные здания, что изменяет сложившуюся композицию купеческого квартала в центре города. На месте строительства «Екатеринбург-Сити» разрушены несколько домов, в том числе дома 46 и 52 по соседней улице Февральской революции, а располагающийся по улице Октябрьской революции, 40 памятник «Усадьба первого на Урале садовода селекционера Казанцева Д.И., жилой дом» и уникальный сад при нем, также включенный в застройку, дважды подвергались попытке уничтожения путем химического отравления насаждений.

Между тем существуют десятки федеральных и региональных законодательных актов, в соответствии с которыми Екатеринбург является историческим поселением, т.е. входит в перечень городов, имеющих историческую застройку. Это и решение Исполкома Свердловского областного Совета народных депутатов от 25.11.1988 г. №446, и постановления коллегии Министерства культуры РСФСР №12 от 19.02.1990 г., коллегии Госстроя РСФСР 3 от 28.02.1990 г. и президиума Центрального Совета ВООПиК 12(162) от 16.02.1990 г. и мн. др. Согласно этим документам, старинные здания охраняются государством.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Можно привести еще немало законодательных актов, охраняющих памятники и объекты культурного наследия, а также регулирующих градостроительную деятельность в пределах исторических поселений. Однако, судя по всему, городские власти игнорируют положения об историческом поселении в своей градостроительной политике. В городе за последнее время уничтожено 12 исторических зданий, на очереди – новые.

«С годами мы все больше осознаем, что живем в многонациональном государстве, что историю России вершили люди разных наций и вероисповедания, - сказал в разговоре с корреспондентом портала полномочный представитель ДУМ АЧР в Свердловской области Руслан Нурмаметов. – Русская поговорка очень точно отмечает, что при неуважительном отношении к прошлому мы становимся «Иванами, не помнящими родства». Жившие до революции меценаты делали немало для развития своих общин: содержали учебные заведения, строили мечети. Сейчас нужно, чтобы их наследие возрождалось, возвращалось мусульманам и вновь служило для развития веры. В Екатеринбурге осталось очень мало памятников, связанных с историей ислама и мусульман, поэтому к ним должно быть очень бережное отношение».

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ситуация со зданием «магометанской молельни» в особняке Богатиевых более чем сложная. В соответствии с областным законом от 25.09.1995 N 20-ОЗ (ред. от 12.10.2004) «О перечне объектов государственной собственности Свердловской области, не подлежащих отчуждению» (принят Свердловской областной Думой 21.07.1995), эта усадьба включена в перечень и является памятником регионального значения. Особняк числится по двум адресам - Октябрьской революции, 33а и 35 (35 - часть здания, где и была мечеть). Дом за №33а числится за "Некоммерческой организацией "Свердловский областной фонд ветеранов органов безопасности", а 35 - за Свердловским областным краеведческим музеем (в аренде). Основанием для этого служит постановление правительства Свердловской области от 2 апреля 2002 г. 202-ПП «О закреплении земельных участков за объектами недвижимости, являющимися памятниками истории и культуры Свердловской области». Однако, по словам заместителя генерального директора Свердловского областного краеведческого музея по науке Светланы Корепановой, это здание никогда музею не передавалось. В настоящее время, согласно справочнику «Близко-Екатеринбург», помещение усадьбы-мечети занимает ряд коммерческих фирм.

Дальнейшая судьба здания остается под вопросом. В ближайшие дни в Екатеринбурге состоится саммит Шанхайской организации сотрудничества. Поскольку старинные усадьбы находятся в непосредственной близости от отеля «Хайат», в котором будут жить президенты стран-участниц ШОС, ряд областных и городских чиновников предлагают сравнять особняки с землей, чтобы они не портили у высоких гостей впечатление о Екатеринбурге как о развитом и высокотехнологичном городе. Пикеты, которые устраивают защитники «старого Екатеринбурга», разгоняются милицией или, по меньшей мере, игнорируются властями.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Что касается семейства Богатиевых, построивших мечеть, о которой ведется речь, то по информации екатеринбургского исследователя Рустама Бикбова, это была семья видных купцов и меценатов. Ее основателем был Фахрутдин Шаффигуллович Богатиев - пожизненный член Екатеринбургского мусульманского благотворительного общества, который в начале ХХ столетия организовал в городе «Товарищество Ф.Ш. Богатиев сыновьями». Его сыновья Садритдин и Гайнутдин Фахрутдиновичи также участвовали в работе благотворительного общества, организации в городе мусульмано-русской бесплатной библиотеки-читальни, деятельности Екатеринбургского комитета-отдела петроградского «Временного мусульманского комитета по оказанию помощи воинам и их семействам», учрежденного в годы Первой мировой войны. Семейство Богатиевых внесло немалый вклад в развитие просвещения и улучшения материального положения екатеринбургских мусульман, и со стороны потомков будет черной неблагодарностью допустить разрушение их духовного наследия. Лучшим вариантом решения вопроса была бы передача дома мусульманам, что, в общем-то, и должно быть сделано, согласно п.3. ст. 21 ФЗ №125 «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26.09.1997 г.

Алексей Старостин, фото автора

ссылка
ArtOleg
Фото Гордиенко.

Сад Елового.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Октябрьской революции, 25. Разрушен.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Пилят тополя на Октябрьской революции.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


ArtOleg
Улицы Екатеринбурга / улица Февральской революции

(бывшая Ломаевская).


Находится между улицей Челюскинцев и улицей Боевых дружин (до рекон-струкции территории — ул. А. Валека) в жилом районе Центральном, админи-стративном районе Верх-Исетском. Протяженность сохранившейся части с 3 на ЮВ составляет около 400 м.

Начала складываться в 1740-е гг. как одна из основных улиц-осей Ссыльной слободы за Зелейными воротами Екатеринбургской крепости. На план 1743 г. улица уже нанесена.

К началу XIX в. за улицей прочно утвердилось название «Ломаевская». Пока нет данных, позволяющих установить происхождение этого названия. Начинаясь от Большой Съезжей, Ломаевская тянулась к Северной улице, прерываемая переулком Щипановским. В двух длинных кварталах улицы к 1887 г. насчитывалось 54 усадьбы.

Ломаевскую с давних пор облюбовали екатеринбургские купцы. Известно, что еще в 30-х гг. XIX в. здесь жил купец Михаил Григорьевич Крюков (дом №6). Он являлся одним из первых разработчиков минусинского золота, но не этот факт принес ему известность. В доме М. Г. Крюкова в 1840 г. останавливались на несколько дней декабристы братья Беляевы, ехавшие из Минусинска на Кавказ. С ними Михаил Григорьевич познакомился и подружился именно в Минусинске, где ему приходилось бывать по роду своих занятий. Он рад был видеть у себя в гостях опальных дворян. После смерти М. Г. Крюкова, потомственного почетного гражданина, усадьбой владели его наследники: четыре сына и одна дочь. В 1887 г. у Крюковых в их двухэтажном каменном доме снимал квартиру чиновник в отставке, титулярный советник Александр Иванович Севастьянов, приходившийся родным братом бывшему владельцу дома на набережной городского пруда, известного как Дом Севастьянова, в котором разместился впоследствии окружной суд (ныне 1-й Дом союзов). В 1888 г. А. И. Севастьянов переехал с Ломаевской на 2-ю Береговую в свой собственный дом.

В списке домовладельцев улицы в 1887 г. встречалось много купеческих фа-милий, были чиновники, мастера-ремесленники, мелкие торговцы из числа мещан, несколько священнослужителей.

Усадьба под №2 — на самом углу с Большой Съезжей — принадлежала В. Т. Макарову, купцу 2-й гильдии, торговавшему чаем, сахаром, кофе на Главной торговой площади и в Новом гостином дворе. Купец С. И. Афонин при своей усадьбе (№12)* имел пряничное заведение. Торговлей москательным товаром на Старом гостином дворе занимались купцы В. Ф. Бебенин (дом № 14) и П. А. Пастухов (дом №26). Купец Аммос Панков, владелец усадьбы №30, вел торговлю фарфоровой, фаянсовой и хрустальной посудой. Торговцу золотыми и серебряными изделиями купцу И. К. Анфиногенову принадлежало на Ломаевской улице несколько усадеб: №37, 38, 39.

Имелись на улице ремесленные мастерские: слесарные — К. А. Подкорытова (№40) и С. М. Сивкова (№54), столярная — Ф. П. Трапезникова (снимал помещение у мещанина Я. Вершинина в доме №54), скорняжная — А. В. Самарцева (№4), ювелирная —П. А. Антипина (№50), мастерская резчика металлических печатей И. Н. Притыкина (№35). Известны также две кустарные камнерезные мастерские — И. А. Хомякова (№34) и братьев Семеновых (№55).

В полукаменном двухэтажном доме под №16* на углу с Щипановским переулком жил Василий Федорович Закожурников, начальник чертежной Уральского горного правления, преподаватель географии Уральского горного училища, создатель карты Уральских заводов, член УОЛЕ. Два его сына, Николай и Леонид, также служили в Уральском горном правлении: первый — горным землемером, второй — «журналистом» при чертежной.

Стоял на Ломаевской дом (под № 1) еще одного известного в городе чиновника — А. А. Кремлева, который являлся членом главной конторы Екатеринбургских заводов и гласным городской думы. Аркадий Александрович активно работал в УОЛЕ с первых лет существования общества, участвовал в пополнении зоологических коллекций музея, был кассиром УОЛЕ.


Список домовладельцев Ломаевской улицы г. Екатеринбурга на 1887 г.
– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

1-24 Кремлевъ Аркадій Александровичъ, чиновникъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
2-10 Макаровъ Василій Тихонович, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
3 Кичигинъ Иванъ Евграфовичъ. мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
4 Самарцевъ Александръ Васильевичъ мещанинъ — деревянный двухъ-этажный домъ, службы и баня; скорняжная мастерская.

------------------------------------------------------------------
5 Назаренко Анна Михайловна, вдова чиновника — каменный двухъ-этажный домъ, два флигеля, деревянныя службы и баня

------------------------------------------------------------------
6 Крюкова Михаила Григорьевича, купца, наследники — каменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
7 Попова Ивана Ивановича, мещанина, наследница Агнія Васильевна Зонова, крестьянка Орловскаго уезда — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службу баня.

------------------------------------------------------------------
8 Соколова Степана Александровича, купца, наследники — каменный двухъ-этажный дому службы и баня.

------------------------------------------------------------------
9 Соколова Степана Александровича, купца, наследники — два деревянныхъ флигеля и службы.

------------------------------------------------------------------
10 Соколова Степана Александровича, купца, наследники — каменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
11 Пестеровъ Константинъ Петровичъ чиновникъ — деревянный, двухъ этажный домъ, флигель и баня.

------------------------------------------------------------------
12 Афонинъ Стенанъ Ивановичъ купецъ — каменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; пряничное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
13 Старковъ Ефимъ Гордеевичъ, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня; дворянская опека.

------------------------------------------------------------------
14 Бебенинъ Василій Филипповичъ, купецъ — деревянный одноэтажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
15 Калугина Евсигнея Васильевича, мещанина, наследники: Александръ, Иванъ и Евлампій Евсигнеевичи Калугины — деревянный домъ, флигель и службы.

------------------------------------------------------------------
16-18 Закожурниковъ Василій Федоровичъ чиновникъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
17 Гавриловъ Ефремъ Логиновичъ, мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, два деревянныхъ флигеля, каменный недостроенный флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
19 Сорокина Александра Алексеевича, чиновника, наслед-ницы: Ольга Михайловна, Марья и Александра Александровны Сорокины — деревянный одно-этажный домъ, два флигеля и службы.

------------------------------------------------------------------
20 Солодовщкковъ Илларіонъ Ивановичъ, крестьянинъ Верхъ-Нейвинской волости полукаменный двухъ-этажный домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
21 Петровъ Степанъ Ивановичъ, мещанинъ — деревянный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
22 Лемке Карла Федоровича купца, наследники — деревянный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
23 Левитская Августа Васильевна, жена чиновника — каменный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
24-11 Зенковъ Федоръ Васильевичъ, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; мелочная лавка.

------------------------------------------------------------------
25-13 Поповъ Дмитрій Петровичъ, чиновникъ — деревянный одноэтажный домъ, флигель и баня.

------------------------------------------------------------------
26-10 Пастуховъ Петръ Алексеевичъ, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, два флигеля, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
27/29-12 Мягкихъ Степанъ Григорьевичъ мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
28 Чеканова Ивана, крестьянина, наследникъ Василій Ивановичъ Чекановъ — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня; мелочная лавочка.

------------------------------------------------------------------
30 Панковъ Аммосъ Федоровичъ, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ службы и баня.

------------------------------------------------------------------
31 Лебедевъ Федоръ Николаевичъ, чиновникъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
32 Шмелева Анфиса Гавриловна купеческая вдова — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня

------------------------------------------------------------------
33 Вершининъ Порфирій Сергееввчъ, мещанинъ — деревянный одно-этажный домь, флигель и баня.

------------------------------------------------------------------
34 Хомяковъ Иванъ Андреевичъ мещанинъ — деревянный одноэтажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
35 Притыкинъ Иванъ Никитичъ мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ и баня; резчикъ нечатей.

------------------------------------------------------------------
36 Блинова Павла Евгеньевна, мещанина жена — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
37 Анфиногеновъ Иванъ Константиновичъ купецъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
38 Солнопековъ Семенъ Матвеевичъ, мещанинъ — деревянный двухъ-этажный домъ, флигель, .службы и баня.

------------------------------------------------------------------
39 Анфиногеновъ Иванъ Константиновичъ купецъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
40 Подкорытовъ Константинъ Афонасьевичъ, крестьянинъ Нижне-Исетской волости — деревянный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
41 Кротковъ Петръ Алексеевичъ, священникъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
42 Тростинъ Виссаріонъ Михайловичъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель и службы.

------------------------------------------------------------------
43 Лебедева Александра Николаевна, мещанская жена — каменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
44 Ивонина Парасковья Николаевна, мещанская вдова — полукаменный двухъ-этажный домъ, три флигеля, службы и баня; прачешное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
45 Курзенева Марья Тихоновна, мещанка — деревянный одноэтажный домъ и баня.

------------------------------------------------------------------
46 Герасииовъ Егоръ Герасимовичъ, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
47 Масловъ Николай Евфросиновичъ, мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
48 Вершининъ Яковъ Дмитріевичъ, мещанинъ — деревянный съ мезониномъ домъ, флигель и службы; столярная мастерская.

------------------------------------------------------------------
49 Михайлова Павла Никифоровича, мещанина наследники — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
50 Антипинъ Петръ Андреевичъ мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня; ювелирное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
51 Ссорина Анна Андреевна, мещанская жена — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня; шорная мастерская.

------------------------------------------------------------------
52 Старковъ, мещанинъ — две деревянныхъ избы.

------------------------------------------------------------------
53 Бирюкова Василія Николаевича, протодіакона, наследники — полукаменный двухъ-этажный домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
54 Сивковъ Сергей Маркеловичъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня; металлическихъ делъ мастерская.

------------------------------------------------------------------
55-15 Семенова Ивана, мещанина, наследники: Петръ, Афонасiй, Алексей и Александръ Ивановичи Семеновы, мещане — деревянный одно-этажный домъ флигель, службы и баня; гранильное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
56-16 Громашева Зиновья Степановна, вдова унтеръ-офицера — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------

Двадцатый век привнес немало нового в облик Ломаевской улицы, и не только в архитектуру застройки. Улица стала более представительной. Дом №22 заняла контора окружной инспекции страхового товарищества «Саламандра», которое занималось страхованием зданий, людей, транспорта, капиталов. Управляющим конторы был Н. Е. Черниговский, он же — новый владелец здания. В доме №5 открылись меблированные комнаты И. Е. Зонова под названием «Берлин». По адресу: Ломаевская, 52, начала работать 19-я поверочная палата мер и весов.

На Ломаевской находилась одна из кондитерских фабрик Екатеринбурга, созданная наследниками купца С. И. Афонина на базе его пряничного заведения. Фабрика вырабатывала, согласно рекламе, «всевозможные сорта конфет, шоколада, карамели, монпансье, мармелада, пастилы, халвы, фруктового желе, чайного печенья, коврижек, пряников и сухарей». Фирма «С. И. Афонин» имела солидный магазин на Покровском проспекте, 36, где торговала не только изделиями собственного изготовления, но также чаем, сахаром, бакалеей, табаком, гастрономическими продуктами, спичками.

Улица дала Екатеринбургу двух незаурядных людей. В 1870 г. здесь, в семье предпринимателя С. А. Соколова, родился сын Иван. Впоследствии он окончил Московский университет, естественно-историческое отделение, стал геологом, исследователем Урала, читал в Екатеринбурге лекции по геологии, был деятельным членом УОЛЕ, в начале 1900-х гг. заведовал палеонтологическим отделом музея общества. В собственном доме здесь же, на Ломаевской (№8), ученый открыл в 1899 г. «аналитическую лабораторию для исследования различных руд».

Другой известный человек — Андрей Анфиногенов, родившийся в 1884 г., вырос в доме № 51, в семье А. М. Анфиногенова, выходца из крестьян, служившего приказчиком у своего родственника купца И. К. Анфиногенова. С ранних лет Андрей Андреевич увлекался краеведением, собирал библиотек)' краеведческих изданий. Работая бухгалтером, он свободное время тратил на изучение края и истории Екатеринбурга. В доме А. А. Анфиногенова по Ломаевской улице бывало немало людей, интересовавшихся вопросами краеведения. В 1925 г. Анфиногенов консультировал инженеров проектируемого Уралмаша по выбору места для строительства завода. Краевед много писал об Урале, работал над «Географическим словарем Урала», оставшимся в рукописи. Жена А. А. Анфиногенова, Надежда Павловна, выступала в балетной труппе Нового городского театра Екатеринбурга (с 1912 г.), давала домашние уроки танцев. Ее сестра, Вера Павловна, была пианисткой. Дом Анфиногеновых на Ломаевской являлся истинным очагом культуры Екатеринбурга. Семья Анфиногеновых дружила в Бажовыми, и известный уральский писатель часто бывал здесь.
Современное название было дано в 1919 г. в память Февральской революции 1917 г.

При реконструкции района улица Февральской революции практически потеряла свою историческую застройку, однако остались отдельные объекты, относящиеся к памятникам архитектуры стиля «модерн»: деревянный дом с угловой башенкой (№9), каменный дом (№11) по соседству с первым и одноэтажный деревянный особняк №27 (дом врача М. П. Соколова) с характерным декором «модерн». Составлен проект постройки на всей территории бывшей Ссыльной слободы, включая и данную улицу, городского административно-торгового центра «Сити».

Печатается по книге Л.И. Зорина. В.М. Слукин. Улицы и площади старого Екатеринбурга. Екатеринбург, 2005. – С. 169-171.

------------------------------------------------------------
ссылка



ArtOleg
Цитата
Энциклопедия Российского купечества

АНФИНОГЕНОВ Иван Константинович

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Купец Иван Константинович Анфиногенов, сообщая анкетные данные, неизменно указывал, что проживает в Екатеринбурге с 1857 г. Последнее не совсем точно.
Его родители появились на Урале еще в конце 40-х гг. XIX в. Константин Егорович и Матрена Андреевна Анфиногеновы принадлежали к так называемым вязниковцам, выходцам из Вязниковского уезда Владимирской губернии, которые в поисках лучшей доли и с разрешения своих помещиков разбрелись по необъятным просторам России, занимаясь в основном мелочной торговлей.
Крепостные крестьяне Анфиногеновы, покинув родную деревню Новоселки, по примеру многих земляков добрались до Екатеринбурга, который в 1830—1840-х гг. пользовался репутацией «золотого» города. 23 августа 1848 г. в семье Константина и Матрены родился сын Иван, которому суждено будет стать городским головой Екатеринбурга.
Судя по всему Анфиногеновы в нашем городе долго не задержались: кочевая жизнь коробейников повлекла их к дальнейшим странствиям по уральской земле, из которых они вернулись только в 1857 г.
31 марта 1872 г. Иван Анфиногенов стал екатеринбургским мещанином, а 31 октября 1873 г. он женился на дочери местного купца Ивана Сергеевича Стебакова Анастасии. И. С. Стебаков, крупный торговец драгоценными камнями, привлек к этому виду деятельности и новоиспеченного зятя. В апреле 1881 г. Иван Стебаков скончался, завещав основную часть имущества Анастасии Анфиногеновой и ее мужу. 13 июня 1881 г. И. К. Анфиногенов приписался к купеческом сословию, став купцом 2-й гильдии. В том же году новоявленный купец принял участие в создании товарищества на вере «Иван Константинович Анфиногенов и Ко», которое было зарегистрировано в Екатеринбурге и специализировалось на торговле золотыми, серебряными, бриллиантовыми изделиями, а также медными товарами, церковной утварью, парчой, позументами и прочим. В Екатеринбурге фирма владела крупным магазином, с 1901 г. находившимся в Новом гостином дворе. Иван Константинович был умелым коммерсантом и постепенно наращивал объем торговли в Екатеринбурге, кроме того, он был постоянным участником Ирбитской, Крестовско—Ивановской и других местных ярмарок.
И. К. Анфиногенов имел репутацию не только успешного коммерсанта, но и активного общественного деятеля, сотрудничавшего с различными организациями. Долгие годы он был членом Екатеринбургского благотворительного общества, местного комитета Красного Креста, церковного попечительства при Кафедральном Богоявленском соборе, Екатеринбургского общества спасания на водах. Иван Константинович был одним из учредителей Екатеринбургского вольного пожарного общества, в которое он вступил 21 февраля 1879 г. Не ограничиваясь оказанием обществу финансовой помощи, И. К. Анфиногенов принимал деятельное участие в его работе и неоднократно избирался в состав исполнительных органов этой организации, в том числе командиром трубного отряда и членом исполнительного комитета. За плодотворную деятельность Анфиногенов был избран почетным членом общества, награжден серебряным знаком Екатеринбургского вольного пожарного общества и золотым знаком Российского вольного пожарного общества.
Столь же деятельно И. К. Анфиногенов участвовал в работе уездного земства и Екатеринбургской городской Думы. В 1884 г. он впервые был избран гласным городской Думы и оставался в ее составе по 1919 г. Городская Дума постоянно давала И. К. Анфиногенову ответственные поручения. В частности, Иван Константинович с 5 марта 1887 г. по 24 июля 1902 г. был членом попечительского совета городской больницы, в этот же временной отрезок он был членом и председателем попечительского совета родильного дома, с 9 января 1889 г. по июль 1902 г. занимал пост члена учетного комитета и директора городского общественного банка, многие годы исполнял обязанности члена уездного податного присутствия, директора тюремного отделения, старосты Марие-Магдалинской церкви при 1-й женской гимназии и т. д.
В 1902 г. наступил пик общественной карьеры Ивана Константиновича Анфиногенова. После внезапной смерти Г. Г. Казанцева пост городского головы некоторое время остался вакантным, а затем на эту должность 25 мая 1902 г. был избран И. К. Анфиногенов. Иван Константинович возглавил городское самоуправление в трудное время. В России бушевал экономический кризис, который позднее сменился затяжной депрессией. В Екатеринбурге одна за другой разорялись солидные торговые фирмы, стремительно снижался уровень доходов населения, что самым негативным образом сказывалось на городских финансах.
Иван Константинович и служащие городской управы пытались увеличить доходную часть городского бюджета, но результаты их усилий «съедались» последствиями кризиса. В результате постоянно рос дефицит городского бюджета. Если в 1902 г. дефицит бюджета был равен 81 367 рублям, то в 1908 г. он достиг 290 076 рублей. Несмотря на постоянную нехватку финансовых средств Ивану Константиновичу все же удалось решить ряд городских проблем.
В частности, при его самом непосредственном участии на соединенные средства города и уездного земства 31 августа 1903 г. была открыта женская прогимназия, которая позднее была преобразована в женскую гимназию. Еще одним крупным подарком городу стало сооружение памятника императора Александру II. 30 августа 1903 г. состоялась его торжественная закладка, причем один из угловых камней был положен И. К. Анфиногеновым. Строительство памятника шло не без проблем и затянулось на несколько лет, тем не менее 5 октября 1906 г. состоялось его откытие.
Некоторое время Иван Константинович руководил городским хозяйством вполне успешно, но затем начались сложности. В какой-то момент И. К. Анфиногенов утратил контроль за деятельностью служащих органов городского самоуправления, в результате чего в городе разразился дровяной скандал, который острословы окрестили «дровяной Панамой». В ходе расследования выяснилось, что часть служащих, злоупотребляя служебным положением, использует дрова, заготовленные на средства городского самоуправления, для своих нужд и нужд родственников. В результате этого скандала члены городской управы и городской голова были вынуждены уйти в отставку. Всем отставникам грозило судебное преследование.
В этот период И. К. Анфиногенов услышал в свой адрес немало нелицеприятных слов. В одной из газет было опубликовано сатирическое стихотворение, посвященное его деятельности на посту городского головы, заканчивающееся словами: «Не говори с тоской „Ушел”, но с благодарностью „Убрался”». Впрочем, следствие установило, что И. К. Анфиногенов не причастен к хищению дров, а виноват лишь в слабом контроле за деятельностью подчиненных. Благодаря подобному выводу И. К. Анфиногенов не только избежал суда, но и смог продолжить общественную деятельность.
В июле 1914 г. он стал членом городской управы, а также принял участие в работе многих думских комиссий. Кроме того, И. К. Анфиногенов продолжал весьма эффективно сотрудничать с различными общественными организациями. Особенно плодотворно он помогал местному комитету Красного Креста. В июне 1914 г. по ходатайству главноуправляющего Российского общества Красного Креста И. К. Анфиногенов был причислен к сословию потомственных почетных граждан.
Работа И. К. Анфиногенова в органах городского самоуправления временно прервалась в октябре 1917 г. Правда, позднее Иван Константинович продолжил сотрудничество с органами городского самоуправления, но в июле 1919 г. ему пришлось покинуть Екатеринбург и уйти с отступающими колчаковскими войсками. Дальнейшая судьба его неизвестна.

ссылка
ArtOleg
Улицы Екатеринбурга / улица Боевых дружин

(бывший Набережный переулок, Щипановский переулок)

Находится между набережной Рабочей молодежи и улицей Шейнкмана в жилом районе Центральном и административном районе Верх-Исетском. До реконструкции района пересекала все улицы северо-западной части старого города от улицы 9 Января до улицы Шейнкмана. Ранее общая протяженность с 3 на В составляла 850 м, после реконструкции — около 500 м. На всем протяжении от застройки сохранились лишь редкие здания.

Переулок, который впоследствии получил название Щипановского, появился на карте города в середине XVIII в. вместе с жилой застройкой, возникшей за северными воротами первоначальной крепости Екатеринбурга, то есть в Ссыльной слободе. На плане города 1785 г. он уже хорошо просматривался. Назвали этот переулок Набережным, так как он начинался от Набережной улицы на правом берегу пруда и шел, пересекая все улицы этого района, сначала в юго-западном направлении, а затем, повернув почти на 90, выходил на Северную улицу.

В 1877 г. на углу Набережной (Тимофеевской) и этого переулка построил свой дом титулярный советник Никандр Семенович Щипанов, который формально принадлежал его жене - Любови Ильиничне. На плане города 1880 г. появилось новое название переулка — Щипановский.

К 1887 г., не считая угловых домов, числящихся по другим улицам, на собственно Щипановском было зарегистрировано всего 7 усадеб. После смерти Н. С. Щипанова его дом (№3) унаследовал один из сыновей, Александр Никандрович, ставший известным в городе нотариусом.

В Щипановском переулке стояли тогда дома нескольких мещан и вдовы урядника М. К. Пьянковой, которая держала прачечное заведение. В. М. Булычев, владелец двухэтажного каменного дома №18, имел слесарную мастерскую. 3. Ш. Сабитов (усадьба №27—29) занимался продажей галантереи. К. М. Филиппов (дом №5) служил в банкирской конторе товарищества «Печенкин и К°» оценщиком. В начале переулка в деревянном одноэтажном доме Н. А. Климовой (№4) располагался трактир М. К. Петухова.

Список домовладельцев Щипановского переулка г. Еатеринбурга на 1887 г.
– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

3 Щипановъ Александръ Никандровичъ, чиновникъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель и службы.

------------------------------------------------------------------
4 Климова Наталья Андреевна, мещанка — деревянный одноэтажный домъ, службы и лавка; трактирное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
5 Филипповъ Константинъ Михайлович, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; мелочная лавка.

------------------------------------------------------------------
15 Пьянькова Марфа Кирьяковна, вдова урядника — деревянный одно-этажный домъ и баня; прачешное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
18 Булычевъ Василій Моисеевичъ, мещанинъ — каменный двухъ-этажный домъ и баня.

------------------------------------------------------------------
24 Юрганова Варвара Родіоновна, мещанка — деревянный одно-этажный домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
27-29 Сабитовъ Емалетдинъ Шабсутдиновъ, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный и деревянный одно-этажный дома, службы и баня.

------------------------------------------------------------------

В начале XX в. в Щипановском переулке по-прежнему жили Щипановь (хотя семья самого нотариуса перебралась в другое место, на 2-ю Богоявленс кую) и Булычевы (дом №18). Остальные же владельцы усадеб сменились. Дол 3. Ш. Сабитова перешел в собственность купцов Агафуровых.

Печатается по книге Л.И. Зорина. В.М. Слукин. Улицы и площади старого Екатеринбурга. Екатеринбург, 2005. – С. 35-36

------------------------------------------------------------
ссылка
ArtOleg
Улицы Екатеринбурга / улица Октябрьской революции

(бывшая Коробковская)

После реконструкции территории в границах улиц: Шейнкмана — Челюскинцев — 9 января — А. Валека — и строительства комплекса жилых зданий от улицы Октябрьской революции остался небольшой участок в западной ее части, примыкающей к улице Челюскинцев. До реконструкции улица Октябрьской революции располагалась между улицей Челюскинцев и улицей А. Валека и тянулась с 3 на ЮВ на расстояние 650 м, относилась к Центральному жилому району и Железнодорожному административному району.

Улица начала застраиваться в 20—30-е гг. XVIII в., когда за Зелейными воротами образовалась Ссыльная слобода с тремя уличными линиями, протянувшимися параллельно линии правого берега пруда. Название улицы Коробковская появилось в XVIII в. и в начале XIX в. было закреплено на планах города. Вероятнее всего, оно связано с видной в Екатеринбурге купеческой фамилией Коробковых. По сведениям историка Н. С. Корепанова, в 40-х гг. XVIII в. Коробковы считались «самой влиятельной семьей в посаде» и являлись потомками Невьянского купца Тараса Коробкова. Один из Ко-робковых, Яков Родионович, в 1747 г. приобрел Каслинский завод, а Карп Михайлович Коробков в течение 14 лет (1771—1784 гг.) являлся бургомистром города Екатеринбурга. Несколько десятилетий спустя другой Коробков, Максим Иванович, избирался городским головой.

С упразднением в начале XIX в. прежних границ Екатеринбургской крепости улица Коробковская вместе с рядом других вошла непосредственно в территорию города. В двух ее кварталах, от Успенской до Северной, на 1887 г. числилось 49 усадеб.

Среди домовладельцев Коробковской улицы было немало состоятельных мещан и богатых купцов. Двухэтажные каменные дома имели: К. Я. Ссорин, торговавший сбруей на Старом гостином дворе (усадьба №12); купчиха П. А. Ассонова, занимавшаяся шапочной торговлей (№ 17); купец Н. Л. Серебряков, имевший слесарную мастерскую при своем доме и продававший изготовлявшиеся изделия на Старом гостином дворе (№27)*. На Коробковской улице находилась одна из городских усадеб братьев Злоказовых, владельцев суконной фабрики. Здесь они имели каменный двухэтажный дом (№13) и флигель. Полукаменными домами владели: купец И. Т. Блохин, хозяин слесарной мастерской (№38); купец А. Л. Кочнев, имевший мастерскую и магазин каменных вещей (№10); А. И. Калашников, торговавший «железным» товаром (№20). При доме «крестьянской жены» В. Т. Богаткиной (№2) работал чулочный магазин Р. Ф. Фолькман. У мещанина Ф. С. Кузнецова (усадьба №23) имелись ренсковый погреб и мелочная лавка, в доме Осиповых (№34) находилась винная лавка братьев Суслиных. Чиновник И. П. Жолобов сдавал часть своего каменного двухэтажного дома братьям Галкиным под их мебельное заведение.

На Коробковской проживало немало ремесленников и кустарей. Ювелирным делом занимались братья А. Е. и И. Е. Калугины (дом №16), Ф. К. Бочен-ков (№19), М. Н.Троегубов (№9). Усадьба №32 принадлежала резчику печатей Н. П. Ястребову**. Камнерез В. К. Пономарев жил в каменном одноэтажном доме мещанина X. Г. Нефедова (№5). В конце улицы стоял деревянный одноэтажный дом (№56) живописца и иконописца Г. П. Вяткина.

Список домовладельцев ул. Коробковской г. Екатеринбурга на 1887 г.
– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

1-24 Лебедева Александра .Максимовна, купеческая жена — деревянный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
2 Богаткина Вера Тимофеевна, крестьянская жена — полукаменный двухъ-этажный домъ и службы; чулочный магазинъ Фолькманъ.

------------------------------------------------------------------
3 Васильевъ Константинъ Ивановичъ отставной унтеръ-офицеръ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
4 Обенякова Авдотья Михайловна, мещанская вдова — деревянный одно-этажный домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
5 Нефедовъ Хрисанфъ Григорьевичъ мещанинъ — каменный одно-этажный домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
6 Банниковъ Степанъ Трифоновичъ, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
7 Кожевниковъ Николай Егоровичъ мещанинъ — полукаменный двухъ-эгажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
8 Климшина Варвара Ивавовна, мещанка — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
9 Мищинъ Архинъ Михайловичъ мецанинъ — деревянный двухъ-этажный домъ, два флигеля, навесъ и баня.

------------------------------------------------------------------
10 Кочневъ Алексей Львовичъ, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; магазинъ и мастерская каменныхъ вещей.

------------------------------------------------------------------
11 Петровъ Николай Ивановичъ мещанинъ — каменный одноэтажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
12 Ссоринъ Киріакъ Якимовичъ, купецъ — каменный двухъ-этажный домъ, деревянный флигель, службы и баня; шорная мастерская.

------------------------------------------------------------------
13 Злоказовъ Петръ Алексеевичъ съ братьями, купецъ — каменный двухъ-этажный домъ, флигель, деревянный службы и баня.

------------------------------------------------------------------
14 Матвеевъ Алексей Федоровичъ, мещанинъ — деревянный съ подвальнымъ этажемъ домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
15 Дыринъ Михаилъ Адріановичъ мещанинъ — деревянный одно-этажиый домъ и баня.

------------------------------------------------------------------
16 Калугина Евсигнея Васильевича, мещанина, наследники: Агриппина Ивановна, Иванъ и Евлампий Евсигнеевичи Калугины — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
17 Ассонова Пелагея Афонасьевна, купчиха — каменный двухъ-этажный домъ, флигель, каменныя службы и баня.

------------------------------------------------------------------
18 Ижболдинъ Дмитрій Григорьевичъ, купецъ — пустопорожнее место.

------------------------------------------------------------------
19 Боченковъ Федоръ Константиновичъ мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; ювелирная мастерская.

------------------------------------------------------------------
20 Калашниковъ Александръ Ивановичъ, купецъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, каменныя службы и баня.

------------------------------------------------------------------
21 Кузнецова Анна Васильевна, мещанская жена — два флигеля и службы.

------------------------------------------------------------------
22 Петуховъ Михаилъ Игнатьевичъ мещанинъ — деревянный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
23-19 Кузнецовъ Федосей Софоновичъ, мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, флигель, службы и баня; мелочная лавочка и ренсковый погребъ.

------------------------------------------------------------------
24 Боченковъ Михаилъ Константиновичъ, мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня; сапожная мастерская.

------------------------------------------------------------------
25-16 Шишевъ Алексей Яковлевичъ мещанинъ — каменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; агентство 1-го Россійскаго общества.

------------------------------------------------------------------
26 Татаурова Алексея, унтеръ-шихтмейстера, наследн. — деревянный одно-этажный домъ, служба и баня.

------------------------------------------------------------------
27 Серебряковъ Никифоръ Лаврентьевичъ, купецъ — каменный двухъ-этажный домь, флигель, службы и баня; слесарная мастерская.

------------------------------------------------------------------
28-17 Рыбниковъ Алексей Николаевичъ мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, сарай и баня; слесарная мастерская.

------------------------------------------------------------------
29 Дергачева Дарья Матвеевна, вдова священника — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
30-14 Углева Марья Ивановна, жена канцелярскаго служителя —- деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
31 Савельевъ Ннкифоръ Михайловичъ мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, флигель и баня.

------------------------------------------------------------------
32 Ястребовъ Николай Павловичъ мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, два флигеля, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
33-1 Спасский Сергей Сергеевичъ, чиновникъ — деревянный одно-этажный съ мезониномъ домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
34 Осиповы Ксенія Степановна и Адріанъ Михайловичъ мещане — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; винная лавка.

------------------------------------------------------------------
35 Жолобовъ Иванъ Петровичъ чиновникъ — каменный двухъ-этажный домъ, прачешная, службы и баня; мебельное заведеніе Бр. Галкиныхъ.

------------------------------------------------------------------
36 Афонасьевъ Константинъ Алексеевичъ мещанинъ — деревянная изба и баня.

------------------------------------------------------------------
37 Свешниковъ Николай Ивановичъ мещанинъ — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
38 Блохина Парасковья Моисеевна, купеческая жена — полукаменный двухъ-этажный домъ, службы и баня; слесарное заведеніе.

------------------------------------------------------------------
39-12 Панфиловъ Николай Дмигріевичъ, мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
40 Сидорова Акилина Артемьевна, крестьянка — деревянный съ мезониномъ домъ, флигель и службы.

------------------------------------------------------------------
42 Болдырева Ольга Андреевна, дочь чиновника — деревянный сь подвальнымъ помещеніемъ домъ и службы.

------------------------------------------------------------------
44 Топорова Александра Ильинишна, казанская мещанка — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
46 Кукушкинъ Зотъ Ивановичъ мещанинъ — деревянный одноэтажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
48 Троегубова Агриппина Афонасьевна, мещанская вдова — деревянный одно-этажный домъ, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
50 Савельевъ Абрамъ Савельевичъ кандидатъ — деревянный . съ подвальнымъ этажемъ домъ флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
52 Меджеръ Анфиса Николаевна, мещанская жена — деревянный одно-этажный домъ, флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
54 Маркова Марія Артемьевна, жена чиновника — деревянный одно-этажный домъ флигель, службы и баня.

------------------------------------------------------------------
56 Вяткинъ Гавріилъ Петровичъ крестьянинъ — деревянный одно-этажный домъ, сарай и баня.

------------------------------------------------------------------
58-13 Вершининъ Федоръ Григорьевичъ мещанинъ — деревянный одно-этажный домъ.

------------------------------------------------------------------

В начале XX в. среди домовладельцев улицы появились новые имена — С. О. Афонина (усадьба №16), Ф. Богатиев (№35), Е. А. Харитонова (№5), Е. А. Зиверс (№26) и другие. Хозяином усадьбы № 12 стал врач Г. И. Замуравкин, в доме №14 поселился портной Е. Е. Тагильцев. У мещанина А. Ф. Кузнецова в доме №21 открылась гостиница «Коммерческие номера», владельцем которой был И. Е. Муравьев.

На усадьбе, принадлежавшей ранее Сидоровым (№40), поселился садовод-любитель Д. И. Казанцев, который разбил при своем доме замечательный сад, где были собраны селекционные сорта плодовых деревьев и кустарников, пригодных для выращивания в условиях Среднего Урала. Усадьба и сад сохранились до наших дней, превратившись в музей плодового садоводства, филиал областного краеведческого музея.

В ноябре 1919 г. улица получила свое современное название в честь Октябрьской революции 1917 г.

------------------------------------------------------------------
Печатается по книге Л.И. Зорина. В.М. Слукин. Улицы и площади старого Екатеринбурга. Екатеринбург, 2005. – С. 125 – 126.

ссылка


ArtOleg
Улица Октябрьской революции, 38

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

1723.ru
ArtOleg
Улица Октябрьской революции.
Октябрь 1997 года.

Усадьба Жолобова-Богатиева № 35.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Справа виднеется дом, где жил Олег Колосов. Сейчас на этом месте автоцентр "Штерн".

56 и 52 (Антипина) дома.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Разрушенный 25 дом.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

1723.ru
ArtOleg
Октябрьской революции, 7.
1978 г. Снесён.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

1723.ru

ArtOleg
Ефремов Алексей. На улице Октябрьской революции.
холст/масло 40см x 50см 2005 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Источник

ArtOleg
Дома на Февральской революции, 9а, 11а.

Фото: В. Еловских. Март 1987 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла



ArtOleg
Октябрьской революции, 35.
Фото: В. Еловских.
1985 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2021 Invision Power Services, Inc.